Великобритания: результаты программы ВНЖ за инвестиции во 2 квартале 2022 года, работа банков после Брексита

Великобритания: результаты программы ВНЖ за инвестиции во 2 квартале 2022 года, работа банков после Брексита

Великобритания стоит на пороге крупнейших за десятилетия изменений в британской иммиграционной системе, которые в первую очередь касаются граждан ЕС и их близких. «Коммерсантъ UK» вместе с иммиграционной компанией Westland Mark Limited разбирается, как устроены семейные переезды в Великобританию, кто и на каких условиях может переехать, и как это лучше сделать. 

Семейные визы: что это такое 

Переезд в Великобританию по семейным обстоятельствам остается одним из самых популярных запросов у иммиграционных юристов. Это легко объяснимо. Британское иммиграционное законодательство сложное и запутанное, а также подвержено постоянным изменениям, уследить за которыми, если вы не занимаетесь этим профессионально, практически невозможно. 

Великобритания: результаты программы ВНЖ за инвестиции во 2 квартале 2022 года, работа банков после Брексита

Юлия Крупницкая (Julia Krupnitskaya) — OISC Immigration adviser Level 1, Professional Translator, Member of the Chartered Institute of Linguists

Как будет устроен переезд по семейным обстоятельствам, зависит от многих вещей. В первую очередь, от самих семейных обстоятельств: переезд пожилых родителей к взрослым детям проходит по одним правилам, супружеские визы оформляются совершенно иначе.

Во-вторых, важен статус спонсора, то есть человека, уже живущего в Великобритании, который приглашает в страну члена своей семьи.

Спонсор может быть гражданином Великобритании, обладателем постоянного вида на жительство или рабочей визы, гражданином ЕС или даже человеком со статусом беженца. 

Мы рассмотрим наиболее популярные типы семейных виз: для членов семей граждан Великобритании, для граждан ЕС и для обладателей ПМЖ.

Супружеские визы (супруги Британцев и резидентов с ПМЖ): как это работает  

Многие жители Великобритании имеют право привезти в страну своих супругов.

При этом заключать брак в самой Великобритании нет никакой необходимости, особенно сейчас, когда возможность проведения церемоний в Британии ограничена из-за пандемии.

Оформить отношения можно в стране заявителя или в любой другой, а свидетельство о браке достаточно перевести на английский у сертифицированного переводчика, апостиль в этом случае не нужен. 

Спонсором супружеской визы может стать любой гражданин Великобритании или обладатель постоянного вида на жительство, а также резидент Великобритании со статусом Settled. Последнее в первую очередь касается граждан ЕС после «Брексита», но об этом позднее. 

Требования к супружеским визам достаточно просты. Оба супруга должны быть старше 18 лет, брак не должен быть фиктивным. Заявитель, то есть человек, получающий визу супруга, также должен продемонстрировать знание английского языка на уровне A1, а спонсор обязан доказать свою финансовую состоятельность. 

Великобритания: результаты программы ВНЖ за инвестиции во 2 квартале 2022 года, работа банков после Брексита

Маргарита Мнева, OISC Immigration adviser level 2

Минимальные требования по супружеской визе – доход  не менее 18600 фунтов в год для спонсора этой визы, то есть для человека, приглашающего своего партнера в Великобританию.

В случае, если визы оформляются еще и детям, то требования к годовому доходу возрастают на 3800 фунтов за первого ребенка и на 2400 за каждого последующего.

Существует возможность суммирования дохода супругов (в некоторых случаях, например, если заявление на визу подается из Великобритании и оба супруга легально работают), а также можно учитывать накопления, их сумма должна составлять не менее 62500 фунтов.  

Супружеская виза выдается на 2,5 года, после чего ее можно продлить еще на такой же срок. Требования к продлению те же, за исключением более сложного теста на знание английского языка на уровне A2.

После пяти лет открывается возможность для получения постоянного вида на жительства и натурализации.

Исключением является супружеская виза по 10-ти летнему пути, такая виза выдается тем, кто полностью не соответствует иммиграционным правилам, но заявитель имеет исключительные обстоятельства.  

Заключать брак необязательно.

Британское законодательство признает отношения неженатых партнеров, но тогда придется доказать, что вы живете вместе как минимум два года, или собираетесь пожениться не позднее чем через полгода после получения визы и въезда в Великобританию.

В последнем случае сначала оформляется виза жениха/невесты на 6 месяцев, а по приезду в UK заключается брак, после чего можно переключится на супружескую визу не выезжая из Великобритании, заявителю в этом случае предстоят двойные расходы.  

Семейные визы для европейцев: отличия и особенности 

Семейная иммиграция в Великобританию для граждан ЕС устроена несколько иначе и подвержена влиянию «Брексита».

Сейчас и до момента окончательного выхода Великобритании из Евросоюза действуют правила, носящие официальное название EEA Regulations 2016.

Они позволяют гражданину ЕС пригласить в Великобританию своих родственников из третьих стран (то есть не из ЕС или Британии), включая супругов, партнеров, детей и даже внуков до 21 года. На родственников партнера это правило тоже распространяется. 

Более того, EEA Regulations 2016 позволяют осуществить переезд всей семьей, включая родителей, братьев, сестер и других родственников (дальние родственники), но с оговоркой: нужно доказать, что они финансово зависят от спонсора визы. 

Эту оговорку (в отношении родителей) устраняют новые иммиграционные правила для граждан ЕС — EU Settlement Scheme. Работает она практически так же, но доказывать финансовую зависимость родителей от спонсора больше не нужно. В итоге гражданам ЕС становится проще перевезти своих близких.

Зато эта схема не распространяется братьев, сестер и других дальних родственников, им остается только подавать заявку по старой схеме EEA Regulations 2016 и доказывать финансовую зависимость от спонсора или проживание с ним по одному адресу до переезда спонсора в UK, и только потом уже получать резидентство по EU Settlement Scheme т.е. переключаться на новые правила. 

Обратите внимание, что по новой EU Settlement Scheme можно привезти не только родителей (а также бабушек и дедушек) спонсора-европейца, но и его/ее супруги/супруга.

Возможность переезда для родителей спонсоров существует не только у граждан ЕС, но для британцев и обладателей ПМЖ в Великобритании все немного сложнее.

Необходимо доказывать обоснованность такого переезда, в том числе убедить иммиграционных офицеров, что у себя дома родители не могут получить уход и медицинскую помощь.

То есть необходимая помощь недоступна в стране проживания, или спонсор не в состоянии ее оплатить. Таким образом, получить визу по данной категории крайне сложно.

 Что изменится после «Брексита»? 

Главное изменение, которое принесет окончание переходного периода в отношениях ЕС и Великобритании, это необходимость получать визы для граждан стран ЕС, желающих жить в Британии.

До конца 2020 года у них еще остается возможность переехать в Великобританию безо всяких виз, после можно будет приезжать в туристические путешествия без визы, а для работы, учебы и длительного проживания потребуются разрешения иммиграционных властей. 

Это касается и семейных виз. Допустим, вы и ваш партнер — граждане ЕС. В середине 2021 года вы получаете выгодное предложение по работе и решаетесь на переезд.

Прежде вам для этого ничего не нужно было делать, за исключением минимальных формальностей: собрались и переехали и зарегистрировались. Но, начиная с 2021 года вам придется получить рабочую визу, а вашему партнеру — визу вашего зависимого члена семьи.

Правила по новым категориям пока находятся в стадии формирования. По предварительным данным, окончательный вариант измененных правил будет опубликован в январе 2021 года. 

Граждане ЕС могут избежать этой процедуры, решившись на переезд до конца 2020 года. В этом случае им необходимо, помимо самого переезда, не позднее 31 июня 2021 года подать заявление на получение статуса pre-settled или settled (в зависимости от ситуации). Это процедура уведомительного характера, которую уже прошли почти все три миллиона граждан ЕС, постоянно живущих в Великобритании. 

Деньги бегут от брексита: Амстердам обошел Лондон в торговле акциями — BBC News Русская служба

  • Юри Вендик
  • Русская служба Би-би-си

11 февраля 2021

Великобритания: результаты программы ВНЖ за инвестиции во 2 квартале 2022 года, работа банков после Брексита

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Правительство Британии обещает, что Лондон как финансовый центр ждет после брексита блестящее глобальное будущее. Но пока для него настало время туманной неопределенности

В первый месяц после окончательного брексита Амстердам сверг лондонский Сити с пьедестала финансовой столицы Европы — правда, только в одной области, в торговле акциями.

По данным аналитической компании Cboe Global Markets, в январе объем торговли акциями на всех биржах Амстердама подскочил по сравнению с декабрем сразу в четыре раза и составил 9,2 млрд евро в день, тогда как в Лондоне он упал в два раза, до 8,6 млрд евро в день.

Эти данные пока не означают, что лондонский Сити в целом перестает быть главным финансовым центром Европы. Торговля акциями — это лишь небольшая часть финансового рынка.

«Но это — иллюстрация того, как после брексита размывается доминирующее положение «квадратной мили», десятилетиями господствовавшей в европейских финансах. Торговля в других областях финансов, например, валютные свопы по евро, тоже ушли из британской столицы и в ЕС, и на Уолл-стрит», — пишет агентство Блумберг. «Квадратной милей» образно называют лондонский Сити.

Деньги уходят из Сити из-за того, что Британия и Евросоюз до окончательного брексита, состоявшегося в эту новогоднюю ночь, не договорились об отношениях в сфере услуг, в том числе — финансовых услуг, хотя услуги дают примерно 80% ВВП Британии.

В договоре о взаимоотношениях после брексита, который стороны в страшном цейтноте заключили в декабре, говорится в основном об (относительно) свободной торговле товарами — но не услугами.

В сфере финансов же вся власть оказалась в руках правительства ЕС, Европейской комиссии: она решает, допускать ли британские финансовые компании на единый рынок Евросоюза.

ЕК выдает эти разрешения на основе так называемой «эквивалентности» — то есть, комиссия признает, что правила конкретной страны в конкретной отрасли финансовой индустрии «эквивалентны», то есть не менее строги, чем правила ЕС, и тогда впускает фирмы из этой страны и из этой отрасли в Европу.

Подпись к фото,

Торговля акциями сбежала из Лондона в Амстердам (архивное фото Лондонской биржи)

Пока большинство компаний из Сити эти разрешения не получили — и европейские клиенты и активы уходят от них в Амстердам, Франкфурт, Париж, Милан и Дублин.

Лондон и Брюссель сейчас ведут переговоры и к марту надеются подписать «меморандум о взаимопонимании», на основе которого, как предполагается, Еврокомиссия признает «эквивалентность» британских правил и допустит финансистов Сити на свой рынок.

У экспертов, однако, есть большие сомнения, что все так и будет и через месяц-другой неприятности Сити закончатся.

Отрезать Британию

«Собирается ли ЕС отрезать Британию? Сейчас есть признаки, что такое намерение есть, но я думаю, это было бы ошибкой», — сказал в среду глава Банка Англии Эндрю Бейли в ежегодной речи перед представителями Сити.

Читайте также:  Программа ВНЖ в Португалии за инвестиции: новый объект недвижимости

По словам Бейли, Брюссель хочет гарантий, что Лондон и впредь будет по сути послушно копировать правила Евросоюза, Лондон же по понятным причинам не согласен.

Бывший член Еврокомиссии от Британии лорд Джонатан Хилл вообще уверен, что Брюссель не даст британским фирмам права «эквивалентности» — об этом он сказал недавно газете Financial Times.

Но даже если лорд Хилл и окажется неправ, прежней свободы на континенте британским финансистам уже не видать.

Без уверенности в завтрашнем дне

Во-первых, разрешения на работу на основе «эквивалентности» Еврокомиссия выдает по своему усмотрению и не навсегда, а на время, и может отобрать их, уведомив об этом всего за месяц. То есть, у иностранцев, в которых теперь превратились в Евросоюзе британские финансисты, больше не будет уверенности в завтрашнем дне.

Во-вторых, механизм «эквивалентности» распространяется не на все отрасли финансов. Банковская розница, например, под него не подпадает — и работавшие в Европе британские банки уже известили своих клиентов на континенте, что их счета закрываются.

Многие эксперты предполагают, что Европейская комиссия впустит британские компании обратно лишь в те цеха гигантской финансовой индустрии Евросоюза, в которых их пока не могут заменить конкуренты из стран ЕС.

Так, Еврокомиссия еще до окончательного брексита дала британцам разрешение на работу в двух областях: в клиринге (но только на полтора года) и в расчетах по ирландским активам (но только на полгода).

Британское правительство, желая поддержать Сити, разрешило европейцам без лишних формальностей остаться и работать в нем в течение еще трех лет после брексита.

Великобритания: экономика после "брексита"

Великобритания: результаты программы ВНЖ за инвестиции во 2 квартале 2022 года, работа банков после Брексита

– Кампания окончена, теперь – за дело, – заявил новый британский премьер Борис Джонсон, пообещав придать экономике стране новый импульс. Вопрос лишь в том, как именно он собирается достичь такого результата, ведь после референдума по «брекситу» Великобритания опустилась на последнее место в списке ведущих экономик «Большой семёрки». В британском Управлении по бюджетной ответственности отмечают, что в случае «брексита» без сделки уровень безработицы превысит 5%, цены на недвижимость упадут на 10%, а ВВП уменьшится на 2%.

В Национальном институте экономических и социальных исследований считают, что в экономике уже началась рецессия. В деловых кругах призывают нового премьер-министра внести определённость, а в идеале – провести упорядоченный «брексит».

Рейтинговое агентство Moody's предупредило, что с победой Джонсона увеличивается риск выхода из ЕС без сделки.

На днях Джонсон заявил, что вывести ситуацию из тупика может заключение торгового соглашения, но эксперты отмечают, что это вовсе не так просто.

– Проблема в том, что на практике невозможно достичь договора о торговых сделках за очень короткое время, ведь они очень сложные, – отмечает Ян Бонд, эксперт Центра европейских реформ.

– Легко рассуждать в неопределённых теоретических выражениях о торговом соглашении с США, но опыт показывает, что торговые соглашения с Соединёнными Штатами достигаются очень непросто, и они потребуют множества компромиссов, которые многие в Великобритании сочтут неприемлемыми.

Между тем, согласно последним прогнозам Международного валютного фонда, в этом году экономика Великобритании вырастет на 1,3%. Но этот прогноз составлен с учётом упорядоченного «брексита», за которым следует постепенный переходный период.

Учетные цены Банка России на драгметаллы с 15 января
IFX — 14.01.2022

ЦБ РФ с 15 января установил следующие учетные цены на драгоценные металлы: на золото — 4438,92 (+69,84) руб./грамм; на серебро — 56,62 (+2,09) руб./грамм; на платину — 2384,8…

Россия за 11 месяцев сократила экспорт необработанной древесины на 2,6%, пиломатериалов — на 5,5% — ФТС
IFX — 14.01.2022

В январе-ноябре 2021 года экспорт из РФ необработанной древесины сократился по сравнению с аналогичным периодом 2020 года в физическом объеме на 2,6% — до 13 млн 173,4 тыс. куб. м,…

Средняя пенсия в РФ после индексации вырастет до 18,984 тыс. руб. — первый зампред Госдумы
IFX — 14.01.2022

Комиссия правительства РФ по законопроектной деятельности одобрила индексацию страховой пенсии по старости в 2022 году на 8,6%, сообщил в пятницу журналистам первый зампред Госдумы…

Предупреждение: Fusion Media

Brexit окончательно добил Британию – от империи не осталось ничего

После Brexit британская экономика пошла на дно, а её влияние в мире ослабло.

После референдума в 2016 году, когда Британия решила выйти из состава Евросоюза, население острова ликовало. Однако со временем от этой радости не осталось следа. Brexit выполнялся правительством исключительно «из-под палки», а многие из тех, кто голосовал за выход из ЕС, изменили своё мнение.

В издании The Guardian и вовсе заявили, что выход Британии из Евросоюза ослабил её позиции. Обозреватель считает, что Лондону необходимо как можно скорее заключить новое соглашение о свободной торговле с Брюсселем, если он хочет избежать экономических потерь и «вассальной зависимости» от Китая или США.

«Снова-здорово. Брексит не закончился в пятницу вечером. Формальная процедура развода имела грязный финал, но пара (Великобритания и ЕС) будет сожительствовать как минимум ещё 11 месяцев. Фактически ничего не изменилось. Никто не пострадал. Всё ещё может случиться», – отмечает издание.

Впрочем, надежда на то, что Брюссель и Лондон восстановят дружеские отношения, действительно есть. Но для этого обе стороны должны вести себя как взрослые и заключить торговые соглашения, которые будут выгодным всем участникам, а не пытаться испортить их «ради политических амбиций».

Но пока Борис Джонсон и некоторые его министры «бросают воинственные ремарки» в адрес ЕС. В издании считают, что гордость от победы на выборах ударила им в головы, и такая гордыне не закончится ничем хорошим для страны.

Великобритания: результаты программы ВНЖ за инвестиции во 2 квартале 2022 года, работа банков после Брексита

Сегодня британский премьер «не может удержаться от попыток унизить своего бывшего партнёра», что характерно для многих разведённых. Но то, что дозволено в рамках обычной семьи, невозможно в политике.

Сегодня Соединённому Королевству нет никакого смысла рисковать 50% торговли, которые приходятся на ЕС. Но Джонсон объявляет, что скорее согласится с тем, чтобы Брюссель воздвиг стену из тарифов, чем пойдёт на компромисс.

При этом никакого теоретического увеличения торговли с Китаем или США не хватит, чтобы компенсировать экономические потери Британии от «жёсткого» Брексита. Более того, подобная торговля никак не может привести к росту суверенитета, который так активно рекламирует правительство Джонсона.

«Торговля связана с мышечной массой. Великобритания вот-вот потеряет мышечную массу коллективных переговоров ЕС. Для любого незначительного роста торговли с Китаем или США необходимо будет строго следовать их условиям. Как сказал бы Джонсон, это будет вассальная зависимость», — считает обозреватель.

Вся риторика Джонсона и его соратников – это обычная «политическая бравада». Дело в том, что Британия вне ЕС не окрепла, а ослабла. Издание признаёт, что «лев превратился в мышь», которая пытается рычать.

При таком сценарии хорошо себя чувствуют только Джонсон и его коллеги. Но они должны вспомнить, что их обязанности перед страной – не пытаться самоутвердиться, а заключить соглашение о свободной торговле с ЕС.

Фото Pixabay CC0

Видео по теме:

Когда брексит станет брекситом: что принесёт Великобритании выход из ЕС

Николай Стариков о выходе Великобритании из Евросоюза

Что может ожидать экономики Великобритании и ЕС в результате брексита

 RT на русскомRT на русском

Лондон не хочет выходить из ЕС без договорённости об условиях брексита, поскольку потери в этом случае будут огромными. Экономика страны может недополучить 9,3% ВВП в течение следующих 15 лет. Такую оценку само британское правительство в докладе, подготовленном в ноябре прошлого года.

Официальная дата выхода Великобритании из Евросоюза — 29 марта. Однако на данный момент стороны так и не договорились об условиях брексита. Накануне британский парламент отверг возможность отделения без заключения сделки с ЕС. Ранее законодатели отказались ратифицировать последний вариант соглашения — итог переговоров между Евросоюзом и правительством Терезы Мей.

Заключение сделки с ЕС позволило бы снизить потери экономики Великобритании до 3,9% ВВП, однако условия соглашения уже были ранее отвергнуты парламентом страны.

По оценке рейтингового агентства S&P, в случае брексита без сделки с Евросоюзом в государстве начнётся рецессия, которая продлится четыре—пять кварталов. Экономика страны снизится на 1,2% ВВП в 2019 году и на 1,5% ВВП в 2020-м.

Генеральный директор Araknos Investment Managers Роберто д’Амброзио в беседе с RT предположил, что даже в случае заключения соглашения брексит будет тормозить экономики Великобритании и ЕС. Эксперт считает, что Соединённое Королевство в этом году может недосчитаться 1,5—2% ВВП, Евросоюз — 0,9—1,1% ВВП. Потери продолжатся и в 2020 году, но уже в меньших масштабах.

«Выход без сделки будет иметь серьёзные последствия. При таком сценарии возможны проблемы во внешней торговле. Также вырастет давление со стороны импортируемой инфляции (вызванной повышением цен на импортные товары. — RT) из-за возможного ослабления курса фунта стерлингов и новых тарифов на ввозимые товары», — пояснил Роберто д’Амброзио.

Экономика Великобритании подошла к брекситу с не лучшими показателями. По итогам прошлого года года ВВП Соединённого Королевства вырос на 1,4%, однако это самый низкий показатель с 2012 года. Такие данные приводит Национальная статистическая служба Великобритании (ONS). В 2016 и 2017 годах рост составил 1,8%. До этого три года экономика роста темпами 2% и более.

В начале февраля Банк Англии понизил прогноз увеличения ВВП страны в 2019 году с 1,7% до 1,2%. Аналитики подчёркивают, что если этот прогноз реализуется, то страна продемонстрирует самый низкий рост экономики с 2009 года.

Эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Дмитрий Бабин в разговоре с RT отметил, что негативный эффект от выхода Великобритании из ЕС, даже с заключением сделки, уже сказался на экономических показателях страны. В этом случае мягкий вариант брексита может даже оказать поддержку экономике, поскольку снимет существующую неопределённость.

Великобритания начала нести потери ещё до официального выхода из ЕС. Член Комитета по монетарной политике Банка Англии Гертьян Влиге заявил, что с момента референдума в июне 2016 года экономика страны потеряла дополнительные 2% ВВП. Речь идёт о недополученных доходах в размере 40 млрд фунтах стерлингов в год (или 800 млн в неделю), пишет The Guardian.

Читайте также:  Нужно ли менять загранпаспорт при смене фамилии после замужества в 2020 году - закон

Экономика Евросоюза также показывает постепенное замедление. По итогам 2018 года рост экономики ЕС составил 1,9% по сравнению с 2,4% в 2017-м. Такие данные приводит Евростат.

Еврокомиссия понизила прогноз роста экономики ЕС в 2019 году с 1,9% до 1,5%. В 2020 году ожидается ли небольшой подъём до уровня 1,7%.

При этом брексит отменяет режим свободной торговли между Соединённым Королевством и ЕС, напомнили эксперты.

«Формально Великобритания становится третьей страной по отношению к Евросоюзу и даже по отношению к Ирландии, которая находится у неё под боком.

В результате в торговле двух сторон могут появится пошлины, которых раньше не было.

Впрочем, возможно, что Лондон и Брюссель заключат соглашение о беспошлинной торговле, которое ЕС имеет с другими странами», — сообщил в разговоре с RT директор института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев.

Британское правительство ранее сообщило, что в случае выхода из ЕС без соглашения 87% ввозимых товаров будут освобождены от импортных пошлин. Под действием тарифов останется часть сельскохозяйственной продукции: говядина, баранина, свинина, мясо птицы и молочные продукты.

Заместитель директора ИМЭМО РАН Алексей Кузнецов утверждает, что в результате брексит британские и европейские сельхозпроизводители столкнутся с новыми торговыми ограничениями.

«Великобритания перестаёт быть частью общей сельскохозяйственной политики Евросоюза. Рынок ЕС де-факто защищён от продукции внешних участников. Поэтому Лондону придётся частично искать другие рынки для сбыта своих товаров», — пояснил RT Алексей Кузнецов.

В правительстве отметили, что Лондон не станет убирать пошлины и на готовые автомобили. При этом импорт автозапчастей из Европы для британских заводов останется беспошлинным.

Пошлины на автомобили особенно сильно беспокоит германских автопроизводителей. По количеству импортируемых автомобилей из Германии Соединённое Королевство занимает первое место. По данным Ассоциации автомобильной промышленности Германии (VDA), в 2018 году в Соединённое Королевство было поставлено 666 тыс. транспортных средств. Для сравнения, экспорт в США составил 470 тыс. машин.

В денежном выражении экспорт в Великобританию занимает третье место после США и Китая. Выручка от продаж в прошлом году составила €22,5 млрд, сообщает Reuters.

Александр Данильцев считает, что основные потери экономик Великобритании и ЕС будут связаны с нарушением сложившихся производственных цепочек и операционных связей между предприятиями. Производителям придётся искать новых поставщиков или сталкиваться с повышением цен на компоненты.

Опрошенные RT эксперты ожидают, что сильнее всего в результате выхода Великобритании из ЕС пострадает финансовый сектор страны.

Роберто д’Амброзио пояснил, что одно из главных преимуществ финансового сектора внутри Евросоюза — так называемые паспортные права.

Их смысл в том, что финансовое учреждение, находящееся на территории одного из государств ЕС, может предлагать свои продукты и услуги всем остальным членам союза практически без ограничений.

Компании из лондонского Сити активно использовали это правило и свои экспертные знания в финансовых вопросах, поэтому вполне успешно развивались.

«Скорее всего финансовые компании из Лондона уже не получат равного доступа на рынок Евросоюза и им будет сложнее конкурировать с представителями других крупных финансовых центров Европы — Берлина, Парижа, Милана, Амстердама и Мадрида. Таким образом, выход Великобритании из ЕС, особенно в отсутствии сделки, негативно скажется на одном из важнейших двигателей британской экономики», — прогнозирует Роберто д’Амброзио.

Дмитрий Бабин отметил, что британский финансовый сектор даёт 12% ВВП всей страны. При отсутствии сделки по брексит эта отрасль может столкнутся с выводом активов глобальных банков и инвестиционных компаний на сумму, превышающую $1 трлн, что составляет почти 10% всей банковской системы страны.

Многие базирующиеся в Великобритании финансовые организации не стали мириться с возможным ухудшением условий работы и решили сменить место прописки. Так, 275 компаний из Лондона уже вывели или выводят свои активы и фонды из страныв в преддверии брексита. Такие данные приводит аналитический центр New Financial.

Общий размер уводимых из страны активов составляет 900 млрд фунтов (более €1 трлн). Так, банки, в том числе инвестиционные, выводят 800 млрд фунтов, управляющие компании уже вывели свыше 65 млрд фунтов, страховые компании — 35 млрд фунтов.

Около 100 финансовых институтов переезжают для работы Дублин, 60 выбрали Люксембург, 41 — Париж, 40 — Франкфурт-на-Майне и 32 — Амстердам, сообщает New Financial.

Алексей Кузнецов подчеркнул, что в Дублине уже не хватает офисных помещений, которые активно занимают бывшие лондонские компании. Но экономике Ирландии такой сценарий идёт только на пользу.

Тем временем курс нацвалюты Великобритании демонстрирует неоднозначную динамику. «Идёт спекулятивная игра на новостях о брексит. Фундаментальных причин ни для укрепления, ни для ослабления фунта сейчас нет. Сначала нужно дождаться условий и сроков выхода Великобритании из ЕС, тогда начнётся корректировка валютного курса по объективным факторам», — считает Алексей Кузнецов.

Эксперты полагают, что выход Великобритании из ЕС может также замедлить без того снижающийся рост мировой экономики. «Он нарушит сложившийся баланс, повысит уровень неопределённости и спекуляций на валютном рынке. Негативное влияние может понизить рост мирового ВВП на 0,3—0,5 процентных пункта», — заключил Роберто д’Амброзио.

Упавшую британскую экономику ждут новые неприятности

Одна из крупнейших экономик мира – британская – не выдержала тяжести прошлого года. ВВП страны рухнул на рекордный за последние 100, а по некоторым данным – и все 300 лет, уровень. 2020 год не прошел бесследно ни для кого, но почему Великобритания пострадала больше остальных и сможет ли Россия извлечь из этого пользу для себя?

Экономика Великобритании сократилась почти на 10% в 2020 году. Так сильно она не падала никогда за все время подсчетов ВВП, то есть как минимум со Второй мировой войны. Впрочем, такой обвал мог случиться не только впервые за сто лет, но и впервые за 300 лет, не исключает Reuters. На это указывают исторические данные Банка Англии (с 1709 года).

Столь сильный обвал стал неожиданным, так как экономисты и аналитики ждали меньшего падения британской экономики. Более того, в первом квартале 2021 года британский ВВП вновь может упасть.

«Жесткие ограничения, введенные в конце прошлого года, которые, скорее всего, сохранятся в течение большей части текущего квартала, указывают на то, что экономика может снова сократиться», – считает экономист UBS Global Wealth Management Дин Тернер.

Прошлый год, конечно, был непрост для всех экономик. Однако почему такой антирекорд поставила именно Великобритания? Во-первых, в отличие от многих стран, она целых три раза вводила карантин для борьбы с коронавирусом.

При этом в экономике страны доля услуг, которые пострадали в первую очередь, так как люди сидели дома и не ходили в кафе, рестораны, парикмахерские, банки и т. д., занимает более 70%.

Деловая активность в секторе услуг страны, в том числе финансовых, рухнула до показателей 1996 года, сократившись во время первого локдауна в три раза, отмечает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

«Великобритания традиционно выступает крупнейшим финансовым игроком – ей принадлежит чуть менее 20% мирового экспорта финансов. Пандемия ударила как раз по сектору услуг – и не только в малом и среднем бизнесе, но и по таким государственным игрокам, как Лондон»,

– добавляет эксперт.

Кроме того, наиболее пострадавшей отраслью в пандемию стал туризм и гостиничный сектор, а Великобритания занимает пятое место в мире по числу принимаемых страной путешественников. Транспортные услуги также ощутили резкий провал, а Британия является одним из крупнейших глобальных транспортных хабов, напоминает Деев.

В отличие от других стран, экономика Великобритании оказалась в прошлом году под ударом не только коронавируса. «Глубина падения связана еще и с экономическими последствиями выхода страны из экономического соглашения с Европейским союзом», – указывает Илона Дмитриева, управляющий директор – руководитель группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА.

Из-за неопределенности сделки по Брекситу бизнес сдерживал инвестиции и развитие, а также переводил часть услуг, особенно финансовых, из Великобритании в ЕС.

«Неопределенность торговых и инвестиционных связей с ЕС, куда направляется около половины экспорта страны, повлияла на замедление экономического роста в переходный период, когда обе стороны пытались договориться и подготовиться к выходу Великобритании из ЕС», – говорит Дмитриева.

И эти два удара пришлись на уже ослабленную британскую экономику. Сложности у нее наблюдались еще задолго до кризиса 2020 года.

«В последнее десятилетие у страны были одни из самых низких темпов роста производительности труда – в среднем на 0,3% в год против 2% до 2008 года, что оказывало негативное влияние на доходы и уровень жизни населения», – отмечает Артем Тузов, исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал».

На этом фоне рекордное – на 10% – ослабление экономики страны уже не выглядит из ряда вон выходящим. Хотя в мире это не самые критические показатели – худшее падение ВВП продемонстрировали Мальта и Израиль.

Учитывая небольшой товарооборот России с Британией, серьезные последствия для нашей экономики эта ситуация не несет. «Российской экономике гораздо более важно экономическое здоровье континентальной Европы. Наш прогноз по Еврозоне на 2021 год – 4,3% роста, на 2022 год – 4,6% после падения на 6,9% в 2020 году», – говорит главный экономист Евразийского банка развития Евгений Винокуров.

Но Россия может и выиграть от кризиса в Британии. «Кризис привел к разрыву технических цепочек поставки товаров, соответственно, Великобритания начнет активнее закупать продукты питания, предметы первой необходимости для населения, в том числе и в России», – не исключает Тузов. 

Что касается перспектив Великобритании, то в 2021 году ее экономика, как и экономика многих государств, подрастет. Потому что расти после резкого падения намного проще. Если, конечно, не появятся новые штаммы вируса, против которых не действуют вакцины, и мир не окунется в новые карантины.

Но даже при благоприятном прогнозе, что в этом году вакцины победят вирус и нового локдауна не будет, британская экономика будет долго восстанавливаться.

Читайте также:  ИНН в Европе: зачем нужен и как использовать

Вернуться к докризисным показателям Лондон сможет не ранее второго полугодия 2022 года, но госдолг в течение пяти–шести лет будет достигать 97% ВВП страны, отмечает Тузов. 

«Долгосрочные перспективы британской экономики не так хороши. Во-первых, кризис обнажил ее слабые места – например, несовершенства национальной системы здравоохранения (NHS). В континентальной Европе дела были лучше. Во-вторых, начинают проявляться негативные последствия Брексита.

Принудительный «развод» британской экономики с европейской был большой ошибкой, за которую придется заплатить. Это уже сказывается на Сити, на его финансовой активности, объемах активов и биржевой торговли. Впервые с XVII века Амстердам обогнал Лондон по объему торговли акциями. И это только начало.

Франкфурт и Париж также будут отъедать свою долю», – заключает Евгений Винокуров.

Расплата за Брексит и «зеленые» сделки: Великобритания привыкает к экономике дефицита

8 октября 202115:57

Ситуация, возникшая в последние недели в экономике Великобритании, еще совсем недавно могла напоминать страшный сон: жители страны регулярно сталкиваются с дефицитом товаров первой необходимости наподобие горючего и продуктов питания — и все это на фоне стремительно дорожающей электроэнергии и рекордной инфляции. Правительство страны пока предпочитает не называть происходящее кризисом, списывая проблемы в экономике на отложенные последствия Брексита и дисбалансы, возникшие после сворачивания коронавирусных ограничений. Но чем дольше продолжается неразбериха на базовых рынках, тем сильнее этот чрезвычайный режим напоминает некую новую нормальность, с которой британцам теперь предстоит жить. Тем временем власти страны рассматривают нынешнюю встряску как повод для того, чтобы начать структурную перестройку экономики.

Длинные вереницы машин на заправках, стычки между водителями и персоналом АЗС, ажиотажная скупка горючего и пустые бензиновые колонки — таковы повседневные британские реалии последних дней.

Первопричиной топливного кризиса стала отчаянная нехватка водителей бензовозов, возникшая из-за того, что после выхода Великобритании из Евросоюза десятки тысяч работавших в стране жителей ЕС были вынуждены уехать домой — теперь им нужна британская рабочая виза.

Бензиновый кризис мог возникнуть гораздо раньше, но помогла серия коронавирусных локдаунов, когда спрос на топливо был низким.

А когда после постепенного снятия ограничений британцы стали возвращаться к привычной жизни, оказалось, что восстановлению потребительского спроса мешают банальные сложности с логистикой. С аналогичными транспортными проблемами столкнулись и продуктовые сети — перебои с товарами первой необходимости также стали неожиданным опытом для многих британцев.

О масштабах нехватки водителей свидетельствует хотя бы тот факт, что несколько дней назад правительству страны пришлось срочно мобилизовать для доставки горючего на АЗС военнослужащих.

Но произошло это уже после того, как многие заправки были закрыты, причем на это были вынуждены пойти не только независимые операторы, но и национальная нефтегазовая компания ВР.

Чтобы хотя бы частично ликвидировать кадровый голод, британские власти решили предоставить несколько тысяч дополнительных рабочих виз для иностранцев, но очереди желающих пока нет.

Тем временем британские кадровые агентства сообщают о невероятном скачке зарплат, которые предлагают транспортные компании, — в одной из вакансий водителя высшей категории искали на оклад 75 тысяч фунтов стерлингов в год. А пока персонала для грузовиков по-прежнему не хватает, дефицит горючего тормозит экономику: в начале октября показатели дорожного движения в Великобритании упали до уровня июня, когда страна только приходила в себя после третьего локдауна.

Беда не приходит одна: одновременно в Великобритании, как и во всей Европе, разворачивается энергетический кризис, связанный с ростом цен на газ.

О глубине проблем на этом фронте опять же говорит одна красноречивая новость последних дней: в графстве Линкольншир пришлось расконсервировать построенную еще в 1960-х годах тепловую электростанцию, работающую на угле.

Еще недавно Великобритания гордилась тем, что одной из первых стран мира почти отказалась от угольной генерации, заместив ее возобновляемыми источниками, но в конце лета ветроэнергетика, доля которой в энергобалансе страны в прошлом году достигла почти 25%, предательски подвела.

Из-за тихой погоды, установившейся над Европой, выработка ветряных генераторов упала, и в совокупности с начавшимся ралли газовых цен это привело к резкому росту стоимости электроэнергии.

За последние недели несколько британских энергосбытовых компаний уже объявили о банкротстве. С особенно серьезными проблемами столкнулись небольшие компании, которые в Великобритании были традиционно сильны — более 50 малых и средних независимых поставщиков энергии контролировали около 30% рынка.

Но теперь им просто не хватает финансовых ресурсов для покрытия постоянно растущих рисков, и эта ситуация способствует стремительному уходу ряда компаний с рынка.

Несколько дней назад, например, о прекращении деятельности объявили сразу три независимых поставщика — Igloo Energy Supply, Enstroga и Symbio Energy, на которых приходился 1% энергетической розницы Великобритании.

Хуже того, уже есть первые признаки, что энергетический кризис распространяется на реальный сектор экономики.

Ряд британских предприятий из энергоемких отраслей, таких как производство минеральных удобрений и металлургия, были вынуждены существенно сократить объемы выпуска продукции. Такие действия потенциально могут привести к тому, что кризис будет носить самовоспроизводящийся характер.

Например, решение корпорации CF Industries остановить свои заводы по производству минеральных удобрений в британских городах Биллингеме и Инсе из-за резкого подорожания газа приведет к дефициту удобрений и росту цен на них для британских фермеров, которые будут перекладывать свои издержки в цены на свою продукцию. Заместить же британские удобрения дешевым импортом будет сложно, поскольку от роста цен на газ сейчас страдают все их производители.

Правительство Великобритании пока реагирует на вызовы новой экономической реальности преимущественно при помощи словесных интервенций. «То, что вы видите в экономике Великобритании, да и вообще в мировой экономике, в значительной степени связано с цепочками поставок, которые испытывают стресс.

Этого можно ожидать от пробуждения великана, что, собственно, и происходит», — заявил несколько дней назад британский премьер-министр Борис Джонсон, отвечая на вопрос ВВС, не ждет ли страну повторение экономического кризиса 1970-х годов, когда инфляция достигала уровня 22,6% в год.

Повод для сравнения нынешней ситуации и событий полувековой давности, несомненно, есть: осенью 1973 года из-за бойкота ОПЕК западных стран после войны Судного дня Европа столкнулась с тяжелейшим бензиновым кризисом, а цены на энергоносители резко выросли.

Однако Борис Джонсон дал понять, что аналогии пока неуместны: по его мнению, нынешние проблемы обусловлены прежде всего сбоями в логистических цепочках по мере выхода «великана» — мировой экономики — из коронавирусного кризиса.

В то же время Джонсон дал понять, что у нынешних проблем британской экономики очень долгая предыстория.

«Последние 20−25 лет мы наблюдали подход, в рамках которого многие виды бизнеса могли очень долго сохранять низкую заработную плату, низкие издержки и тем самым поддерживать иммиграцию», — добавил британский премьер в том же интервью ВВС, пообещав, что его правительство приступит к давно назревшей смене экономического курса.

Возвращения к старой, больше не работающей модели «с низкими темпами роста, низкими квалификациями и низкой производительностью, которые стали возможны благодаря неконтролируемой иммиграции», не будет, заверил Борис Джонсон.

Как сообщает лондонская The Times, первой конкретной мерой, которой власти хотят наполнить эти декларации, должно стать очередное повышение минимальной ставки заработной платы — в этом году она уже была увеличена на 2,2%, до 8,91 фунта в час, а теперь экономические советники Джонсона советуют довести британский МРОТ до 9,42 фунта в час. На эти меры власти подталкивает ускорение инфляции. По итогам года Банк Англии ожидает темпы роста потребительских цен выше 4%, что более чем вдвое превышает его целевые показатели. Скорее всего, в феврале регулятору придется повышать свою базовую ставку.

Нейтрализовать скачок инфляции можно за счет опережающих темпов роста ВВП, но неурядицы последних недель явно не способствуют тому, что британская экономика быстро восстановится после прошлогоднего провала более чем на 10%.

Согласно недавнему прогнозу ОЭСР, в этому году экономика Великобритании покажет самый быстрый рост среди всех стран «Большой семерки» — плюс 6,7%.

Этот результат связывается с эффективной поддержкой экономики со стороны Банка Англии и успешным внедрением вакцин против коронавируса, однако переход к восстановлению оказался слишком резким и совпал с потрясениями на мировых рынках.

Бывший главный экономист Банка Англии Энди Холдейн недавно охарактеризовал ситуацию в экономике как сочетание волатильной инфляции и низкого роста. Еще в апреле, после завершения третьего локдауна, динамика ВВП уверенно повышалась, но к июлю упала почти до нулевого уровня. О том, что восстановительный порыв быстро иссяк, свидетельствуют и последние данные о строительной активности в Великобритании, которая резко замедлилась по тем же самым причинам — инфляция и дефициты.

Для политиков кризисы всегда дают повод порассуждать о прекрасном будущем, а британский премьер-министр Борис Джонсон давно известен своим непоколебимым оптимизмом.

О других предстоящих судьбоносных решениях британского правительства, помимо повышения минимальных зарплат, пока не сообщается, но уже совершенно понятно, что основой новой экономической модели, которую оно намерено предъявить общественности, станет энергетический переход.

В начале этой недели Джонсон сделал еще одно громкое заявление: к 2035 году Великобритания берет на себя самое амбициозное обязательство среди всех стран мира по сокращению выбросов углерода — на 78%. К этому же времени страна, считает ее премьер, может полностью перейти к производству зеленой энергии.

«Это будет означать, что впервые Великобритания не будет зависеть от углеводородов, поступающих из-за рубежа, со всеми капризами цен на них и рисками, которые они несут для кошельков людей», — заявил Джонсон.

Какой пост будет занимать в 2035 году нынешний глава британского правительства, можно лишь гадать, но ближайший контекст подобных деклараций вполне понятен.

30 октября в Глазго начинается глобальный климатический саммит под эгидой ООН, на который ожидается прибытие многих мировых лидеров, и Великобритания как страна — хозяйка мероприятия, конечно же, должна демонстрировать лидерство в борьбе с изменениями климата.

Но, после того как высокие гости разъедутся по домам, британцам предстоит пережить зиму, а она, по ряду прогнозов, может оказаться еще более холодной, чем предыдущая. Между тем зима 2020/2021 обнажила серьезные проблемы в энергетической безопасности страны, как следует из недавнего отчета национальной нефтегазовой ассоциации OGUK.

В первом квартале этого года Великобритании пришлось импортировать 56% газа, необходимого для теплоснабжения и работы электростанций. Газ по-прежнему используют около 23 млн, или порядка 85%, домохозяйств страны, однако его добыча на месторождениях Северного моря неуклонно снижается.

Чтобы в будущем проблема энергодефицита не стала еще острее, считает OGUK, необходимы инвестиции в новые разработки в нефтегазовой сфере — представители этой отрасли готовы вложить в разведку и добычу углеводородов более 21 млрд фунтов стерлингов в ближайшие пять лет.

Если же будет принято решение об отказе от дальнейших инвестиций, предупреждают нефтяники, то их капитальные вложения могут упасть ниже миллиарда фунтов в год уже в середине десятилетия.

Фактически это будет означать приговор для некогда процветающего сектора британской экономики с непонятными перспективами замещения традиционных энергоносителей зелеными. Не исключено, что отчасти проблема будет решаться с помощью «мирного атома».

Несколько дней назад Times сообщила, что правительство Великобритании ведет переговоры с американской компанией Westinghouse о строительстве АЭС на побережье Уэльса рядом с выведенной из эксплуатации в 2015 году атомной станцией.

Но пока это слишком долгосрочные планы, а повседневная реальность далека от оптимизма британского премьера. Из того, что британцам нужно готовиться к постоянному росту цен на электричество, на глазах превращающегося в дефицитный товар, власти уже не делают особого секрета.

Исполнительный директор национального энергетического регулятора Ofgem Джонатан Брирли на этой неделе заявил, что в зимний сезон повышение предельных тарифов на электроэнергию не планируется, но уже в следующем апреле они значительно вырастут (в этом году тарифы уже пришлось повышать дважды). Кроме того, добавил Брирли, можно ожидать дальнейших банкротств сбытовых компаний из-за высоких оптовых цен на энергоносители. С начала года вынужденный уход с рынка энергокомпаний затронул уже почти 2 млн британских абонентов, которым пришлось искать новых поставщиков.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector