Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 году

Лоббирование «зеленой» энергетики в ЕС является частью борьбы за передел европейского рынка, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин, добавив, что одной из задач данной концепции остается продвижение американских экономических интересов.

Зеленая энергетика боится газа

Информационное агентство Reuters сообщает, что коалиция инвесторов, которые управляют активами в 50 трлн евро, выступила против признания инвестиций в газовую отрасль составной частью устойчивой энергетики.

Кризис 2021 года мотивирует страны ЕС изменить подход к газу и мирному атому, признав их частью модернизации европейской энергетики и «зеленого» проекта, что вызвало истеричную реакцию адептов возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Главными компонентами ВИЭ являются ветровая и солнечная энергетики, а в перспективе – водород как средство сохранения их генерации. Эти отрасли по рентабельности на несколько порядков проигрывают углю, газу, нефтепродуктам и атомной энергетике.

Чтобы ВИЭ смогли развиваться, властям ЕС нужно выдавить конкурентов из энергетической повестки. С углем это делается с помощью специальных налогов, а с атомной энергетикой и газом – благодаря их политической маргинализации.

Однако ситуация 2021 года продемонстрировала, что ВИЭ ненадежны, а единственным балансирующим видом топлива остается газ, который в условиях отказа от угля и мирного атома может стать крайне дорогим энергоресурсом.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 годуФБА «Экономика сегодня» / Дмитрий Паршин

Такое положение дел заставило ЕС пересмотреть подходы: теперь в Брюсселе лоббируется решение, признающее мирный атом частью зеленой энергетики, а газ в качестве переходного энергоресурса, т. е. замены угольной генерации.

ЕС для этого разработал законопроект, признающий «зелеными» отдельные инвестиции в газовые проекты и атомную энергию. Подход остается политически мотивированным, но все равно это отход от ортодоксальных «зеленых» проектов образца 2019-2020 годов.

Группа институциональных инвесторов по изменению климата (IIGCC), в состав которой входит 370 организаций, в среду, 12 января 2022 года, заявила, что решение подорвет позиции ЕС как лидера «зеленых» инвестиций в международную энергетику.

Reuters особенно выделяет Blackrock и Vanguard, которые являются американскими компаниями. В IIGCC мотивируют позицию политическими доводами, потому что с точки зрения экономических параметров зеленая энергетика проигрывает.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 году

Передел энергорынка ЕС лоббируют американцы

«Реальные цифры говорят в пользу газовых проектов и скорейшего ввода в эксплуатацию “Северного потока – 2”. Цены взлетели до небес, а газ это не только горючее, но и ресурс для химической промышленности», – констатирует Камкин.

На 10:40 газ на нидерландской бирже TTF стоил 71,9 евро за МВт⋅ч (843,43 доллара за тысячу кубометров). Котировки находятся намного ниже показателей декабря 2021 года, но выше средних за пять лет значений и создают дефицит на европейском рынке.

Ситуация стимулирует рост инфляции в еврозоне и создает проблемы европейской экономике, вплоть до сокращения производства по ряду отраслей. Если газ будет еще больше маргинализироваться в ЕС, то это гипертрофирует проблемы.

«Что касается позиции IIGCC, то данная организация среди спонсоров имеет американские структуры. Заявление можно назвать частью скрытой борьбы за передел энергетического рынка ЕС», – резюмирует Камкин.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 годуPrt Scr youtube.com / Sputnik на русском

Подходы IIGCC коррелируют с американской стратегией по давлению на ФРГ и ЕС с целью принятия Брюсселем определений решений, в основе которых лежат ценностные походы, которые в Берлине выражает партия «Зеленые».

«Перед нами только один из звоночков и сигналов по переделу европейского энергорынка ради усиления конкурентных преимуществ для американских производителей. Сначала будут идти разговоры про то, что природный газ неэкологичен и дает парниковый эффект, а когда ситуация обернется энергетическим кризисом, будет предложен СПГ из США», – заключает Камкин.

Экономика ЕС не может одновременно отказаться от угля, газа и мирного атома, вопросы могут быть только по объемам задействования каждого из этих направлений и по их поставкам на европейский рынок.

Главным игроком по газу и углю в ЕС является РФ, зависимость от которой еще десять лет назад была признана проблемой в Брюсселе. Развитие зеленой энергетики началось в дополнение к этому тезису и позиционировалось в качестве альтернативы.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 годуwikipedia.org / Maciej Margas / CC BY-SA 4.0

«Перед нами банальная борьба за передел европейского энергорынка», – констатирует Камкин.

Лоббирование американского СПГ происходит в ЕС по аналогичной схеме, поэтому нельзя один вопрос отделять от другого. Стоимость проблемы составляет десятки миллиардов евро, а против экономических факторов выступают ценности.

Автор французского сайта предрек в следующем году развал Еврозоны и мир с Россией

Политическое равновесие, которое сложилось в 1990-х годах, может резко измениться в 2022 году. В настоящее время европейский континент подтачивают две противоестественные проблемы.

С одной стороны, потребности и экономическая логика развития Франции и Италии не имеют ничего общего с потребностями Германии. То есть разделение общей денежно-кредитной политики определенно достигло своих пределов, о чем Германия заявляет все громче и громче.

С другой стороны, антагонизм между большими нациями Западной Европы и Россией и пришедшее с ним искусственное разделение, ведущее к коллективному самоубийству европейского континента, — все это может быть сокращено, хотя и не сведено к нулю.

И отодвинется эта опасность благодаря смелым инициативам Москвы, которая стремится воспользоваться тем, что США сейчас решили сосредоточиться на Китае.

2022: раздел Еврозоны спустя 30 лет после Маастрихта?

В то время как некоторые государства ЕС, такие как Италия и Франция, делают вид, что обеспокоены реформой Пакта стабильности и роста (Маастрихтские бюджетные правила) до окончания в 2023 году его временного приостановления Европейской комиссией из-за пандемии, гораздо большая опасность угрожает существованию еврозоны. Нас тревожит, что на самом деле произойдет, когда в марте 2022 года завершится программа выкупа госдолгов стран ЕС «евросистемой» (то есть Европейским Центральным Банком и центробанками стран Евросоюза). Напомним, что программа эта была запущена с целью преодоления финансовых последствий пандемии.

Давайте разберемся: помимо декларативного воздействия, призванного унять пыл ястребов, стремящихся повлиять на ЕЦБ, реальное намерение Кристин Лагард (председательница Европейского Центрального Банка) состоит в том, чтобы гарантировать, что выкуп долговых обязательств стран-членов будет продолжен.

При этом ЕЦБ решил продлить сроки реинвестирования поступлений от погашаемых облигаций в рамках экстренной программы Pandemic Emergency Purchase Programme (PEPP).

Проще говоря, в то время как ЕЦБ не должен покупать более 33% непогашенного долга каждой страны, Франция и Италия утверждают, что ЕЦБ «евросистема» завладеет почти 40% их госдолга, что равносильно монетизации (де-факто аннулированию) этого государственного долга, поскольку он никогда не будет возвращен на рынок до наступления срока погашения.

Лагард четко намекнула на это во время своей пресс-конференции 16 декабря. Продолжение реинвестиций позволят ЕЦБ покупать до 80% новых выпусков облигаций Франции и Италии и удерживать эти ценные бумаги до погашения, что полностью противоречит Маастрихтским критериям, запрещающим денежное финансирование бюджетного дефицита.

Финансовые интересы Франции и Италии разошлись с немецкими

По словам госпожи Лагард, такая политика выкупа долга может быть даже усилена в случае риска «фрагментации» денежно-кредитной политики ЕЦБ, то есть в том случае, если «спред» некоторых стран-членов сильно отстанет от «спреда» немецкого Центробанка.

Таким образом, ЕЦБ является «жертвой» проведенной операции, а некоторые члены ЕС (такие как Франция и Италия оказываются ее чистыми бенефициарами (то есть получают от нее все выгоды). Что удивительно при том «фискальном господстве», которое есть у ЕЦБ.

На самом деле если ЕЦБ приостановит покупку государственных долговых ценных бумаг Франции и Италии, то этим странам придется плохо.

Так что любящая либеральный «орднунг» Германия, одержимая инфляцией даже тогда, когда инфляция, казалось бы, структурно исчезла из мировой экономики (в частности, из-за глобализации рынка труда при полностью свободном обращении капитала) — эта Германия может взять, да и хлопнуть дверью.

Немецкие вкладчики все меньше настроены терпеть снижение веса своих банковских счетов. И они прекрасно знают, что происходит это из-за все более отрицательных реальных процентных ставок. Новый министр финансов ФРГ Кристиан Линднер открыто оказывает давление на денежно-кредитную политику ЕЦБ, призывая его к «нормализации» в нарушение священного (для Германии) маастрихтского критерия независимости Центробанка.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 годуAtlantico24.10.2021Parlamentní listy09.01.2021

Север и Юг Европы: развод по финансовому принципу

Тут можно выбрать только один из двух вариантов. Или Германия берет верх, и ЕЦБ фактически прекращает свою политику выкупа госдолга. В этом случае Франция и Италия больше не смогут финансировать себя в приемлемых рыночных условиях, если они не «ренационализируют» политику выкупа долга (которая уже на 80% реализована их Центробанками).

Или второй вариант: Германия прекращает проводить единую с ЕС денежно-кредитную политику. В обоих случаях мы приближаемся к разделению еврозоны на две подзоны, каждая из которых будет проводить свою денежно-кредитную политику.

В первую зону (так называемую зону Евро-Юг) войдут Франция и Италия, и там будет проводиться, по типу Японии, прогрессивная монетизация государственного долга. Зона Евро-Север с любящими «орднунг» в своих финансах Германией и Нидерландами будет по-прежнему нацелена на политику конкурентной дезинфляции.

Напомним, что эта политика навязывалась Евросоюзу в течение тридцати лет. И вот тогда финансовый раскол Европы на Евро-Север и Евро-Юг станет очевидным.

2022: настоящий конец холодной войны — через 30 лет после ложного?

Россия — великая европейская страна. Она всегда была такой и всегда воспринималась таковой, в том числе после революции 1917 года. Конечно, холодная война и железный занавес приучили нас к политическому разделению нашего континента, хотя культурно и ментально Европа осталась Европой от Атлантики до Урала, а точнее — до Владивостока.

А затем, в результате типичной эволюции тоталитарной пропаганды, описанной Оруэллом, термины «Европа», «европейский» были искусственно подменены. Под Европой стали понимать только «Европейское экономическое сообщество», которое потом переименовало себя в «Европейский Союз» в 1992 году.

С тех пор все, что происходит за пределами этого самого ЕС, не считается «европейским». Это искусственное разделение континента на ЕС и остальных соответствует американской политике «разделяй и властвуй», к тому же американцы всегда боялись альянса континентальных европейских стран: Франции с Россией, Германии с Россией.

В этом плане американцы выступают наследниками исчезнувшей Британской империи, которая все время старалась подорвать любые альянсы на континенте.

Читайте также:  Миграционное законодательство - к каким изменениям должны быть готовы инвесторы

Можно только с сожалением и завистью думать о том, какой была бы коллективная мощь великих европейских государств, а именно Франции, Германии, Италии, России, если бы они были полноправными союзниками: они были бы первыми в мире и в области ядерного оружия, и в промышленности, энергетики и сельском хозяйстве.

Вместо этого мы полагаемся на НАТО, хотя смысл существования этой организации должен был исчерпать себя с падением Берлинской стены и распадом СССР. Сегодня организация НАТО служит лишь инструментом военного господства США и вектором искусственного разделения континента.

А юридически мы подчиняемся законодательным инициативам Европейского Союза, который постоянно расширяет область правовых норм ЕС, что снижает законодательную независимость государств-членов и пропорционально усиливает присутствие американских транснациональных корпораций.

Этим корпорациям с головными офисами в США это выгодно: ведь они больше не обязаны приспосабливаться к национальным особенностям государств-членов.

Кто наживается на нашей внешней политике? Поскольку эта политика сводится к истеричной неприязни ЕС к России, ее бенефициарами, помимо США, оказываются две группы не самых приятных господ.

Во-первых, это элиты стран Балтии (которые ищут любой предлог, чтобы закрыть доступ русскоязычному населению к демократическим правам граждан на своей территории), во-вторых, это коррумпированные украинские элиты, сделавшие вражду с Россией инструментом своего обогащения.

Но карты могут быть перетасованы благодаря смелым действиям президента Путина, пытающегося использовать вдруг возникшую сосредоточенность американцев на политике «сдерживания» Китая.

Предложения России выгодны для всех

Политика США, направленная на конфронтацию стран ЕС с Россией, препятствует созданию альянса на европейском континенте. Она также подталкивает Россию к укреплению политического, экономического и военного союза с Китаем. Следовательно, США должны сделать выбор, и именно такой выбор Россия предложила им в декабре 2021 года.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 годуИноСМИ19.09.2021Onet.pl27.10.2021Українська правда20.11.2013

Итак, о чем идет речь? Россия предложила два документа, два проекта договора, один для США, а другой для НАТО. Эти договоры предусматривают прежде всего запрет на размещение войск НАТО (и замораживание расширения Североатлантического альянса) на территории бывших республик СССР, в частности на Украину и Грузию.

К сожалению, оба эти государства в Бухарестской декларации альянса от апреля 2008 года значатся как будущие члены НАТО. Оба путинских документа также запрещают размещение американского и российского ядерного оружия за пределами их государственных территорий.

Выходит, американское ядерное оружие потеряет право присутствия в западной и центральной Европе (хотя, конечно, останутся французские и британские ядерные силы сдерживания).

По сути, эти требования Путина ничем не отличаются от долгосрочной американской политики, которая, например, предотвратила размещение советских ракет на Кубе в 1962 году: эта политика требует жестко устранять ядерную угрозу с территории соседних государств. Вторым шагом для России станет обеспечение эффективного применения Минских договоренностей, заблокированных Украиной с 2014 года.

Давайте будем откровенны. Россия никогда не думала и не думает о «вторжении на Украину». Для чего? Крым уже снова стал русским.

Военное «завоевание» остальной или, по крайней мере, восточной части страны, где в основном проживают русскоговорящие, привело бы к человеческим потерям, высоким военным затратам, непропорционально большим, чем обретаемые от такой операции выгоды.

Кроме того, были бы неизбежны дипломатические потери, поскольку в целом пришлось бы управлять экономически неблагополучными регионами при долгосрочном бюджетном дефиците и в условиях международного эмбарго.

Американцы это прекрасно знают. Призрачный риск вторжения на Украину — это всего лишь предлог, используемый для того, чтобы иметь возможность вступить в серьезные переговоры с Россией с учетом стратегического выбора США сосредоточиться на Китае.

Администрация Трампа так и не дошла до серьезных переговоров с Россией, так как оппозиция со стороны Демократической партии и журналистское сообщество ненавидели Трампа и блокировали любые его шаги в навстречу России, обвиняя его в сговоре с Путиным.

Таким образом, американо-российские переговоры, намеченные на январь, возможно, окончательно положат конец холодной войне и разделу континента через тридцать лет после распада Советского Союза.

Следовательно, выбор Америки сосредоточиться на Китае открыл бы дверь примирению и сближению европейских держав с Россией, на чем в свое время настаивал президент Эммануэль Макрон, несмотря на атлантистскую и антироссийскую позицию его министра иностранных дел Ле Дриана.

Эрик Земмур, конкурент Макрона на президентских выборах, также, как нам кажется, верит в возможность восстановления европейских альянсов с Россией и освобождения от американской военной опеки. Но эти вопросы ускользают от внимания слепой толпы других кандидатов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Экономика еврозоны и политика ЕЦБ

Данный материал является второй частью серии исследований, которые я сейчас провожу, чтобы сформировать стратегию на следующие полгода-год. Первая часть была посвящена долларовой монетарной политике.

Сегодня я хочу рассмотреть экономику еврозоны в целом, а также политику ЕЦБ.

Экономика Европы

За 2018 год экономика еврозоны растеряла весь рост, которого удалось достигнуть с начала 2016 года. На графике ниже изображены, построенные мной, индикаторы экономики Европы: индикатор первых 5 стран, взвешанных по ВВП, и индикатор всей еврозоны.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 году

По данным индикаторам можно видеть, что экономика близка к рецессии. Об этом говорит в том числе показатель ВВП, который после пересмотра составил 1,6% в 3-ем квартале против 2,5% в 1-ом и 2,1% во 2-ом кварталах. 

Продолжится ли спад? Я думаю, что есть 2 варианта развития событий:

  1. Сильно просевшие цены на сырье и энергоносители в совокупности с сохранением относительной силы экономики США и запуском программы LTRO от ЕЦБ смогут в достаточной мере поддержать экономику еврозоны и остановить её падение.
  2. Под влиянием глобального монетарного ужесточения мировая экономика (за исключением Европы) замедлится сильнее, чем ожидается, что ударит по еврозоне, а продление квот ОПЕК+, которые вступают в силу в январе, временно поднимут цены на энергоносители и окончательно добьют экономику.

Я полагаю, что 2-ой вариант случится с бОльшей вероятностью, т.к.:

  1. Продление квот ОПЕК+ уже принято и сокращение добычи начнет действовать с января 2018 года. Вероятно, это временно оставовит снижение цены на нефть и другие энергоносители. Это негативно отразится на еврозоне.
  2. Европа сильно зависит от экспорта и, вероятно, поэтому программы QE не оказали на экономику такого же эффекта, как например в США, поскольку нет смысла производить больше товаров, чем может купить потребитель. И поэтому дешевые кредиты не так важны, как развитие стран, импортирующих товары Европы. Именно поэтому программа LTRO может не сработать.

Монетарная политика ЕЦБ

По аналогии с той концепцией теневой процентной ставки, которая была предложена в первой части, на рисунке ниже изображена теневая ставка для евро.

С учетом 4,68 трлн евро, на которые ЕЦБ выкупил активов за время всех QE, реальная депозитная ставка по евро равна не -0,4%, а -6,17%.

При этом, держа в уме первую часть настоящей статьи, нельзя однозначно сказать, что денежные вливания способствуют росту экономики.

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 году

Глава ЕЦБ Марио Драги недавно сообщил, что программа выкупа активов закончена. Поэтому в дальнейшем (если LTRO запускать не будут) ставки должны прекратить падение. 

Кстати, в своем заявлении председатель ЕЦБ отметил, что внешний спрос слабеет, что способствует падению инфляционных проявлений. А вопрос о поднятии ставки ещё долго не встанет, на мой взгляд. Как минимум 2 года. Совокупная инфляция к октябрю достигала 2,2%, однако core-инфляция (очищенная от влияния цен на энергоносители и продуктов питания) не поднималась выше 1,2% с начала 2013 года.

Выводы

При дальнейшем замедлении мировой экономики еврозону ждет довольно жесткий вариант дефляционного кризиса, из которого выбраться будет тяжело (уже тяжело).

Я полагаю, что выход Великобритании из ЕС — это только начало и в ближайшие 10 лет мы увидим другие прецеденты на выход из ЕС. В первую очередь из-за разной структуры экономики, что подразумевает разные курсы валют. Но это тема для другого исследования.

Политика ЕЦБ в 2019 году однозначно останется стимулирующей (на текущем уровне), а фондовые индексы Европы продолжат снижение или в лучшем случае будут стагнировать, т.к. экономика падает, а глобальное монетарное ужесточение будет только усиливаться.

Одним из положительных выходов из ситуации для еврозоны может стать дальнейшая девальвация евро. Это подстигнет внешний спрос на товары и поднимет инфляцию.

  • Евро, как валюта со всех сторон выглядит слабо: монетарная политика давит евро вниз, экономика падает, а в том же долларе ставки значительно выше.
  • Подводя итог, я считаю, что инвестиции в любые активы еврозоны в 2019 году выглядят сомнительно, в том числе сомнительно смотрится евро, если рассматривать эту валюту, как safe-haven.
  • Удачных инвестиций!

Сайт: http://arcanis.ru Блог ВК: https://vk.com/arcanisinvestments

"Еврозона восстановится только в 2022 году"

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 году
© Reuters. «Еврозона восстановится только в 2022 году»

Международный валютный фонд повысил свой прогноз глобального экономического роста в этом году после спада в 2020 году, вызванного коронавирусом. К нам присоединяется главный экономист МВФ Гита Гопинат.

Саша Вакулина, Euronews:

Если мы говорим о глобальном прогнозе, то он был пересмотрен в сторону повышения, и теперь ожидается, что он вырастет на 5,5% в этом году. Но прогноз по еврозоне хуже ожиданий по сравнению с октябрьскими прогнозами. Что касается роста, то его прогноз был понижен до 4,2%. Как вы оцениваете ситуацию в еврозоне?

Гита Гопинат, главный экономист МВФ:

— Понижение прогноза роста в еврозоне примерно на 1% в 2021 году отражает две вещи. Во-первых, 2020 год был несколько сильнее, чем мы ожидали, поэтому сокращение было менее серьезным. Но мы имеем дело с негативным влиянием вынужденных дополнительных ограничительных мер.

  • Саша Вакулина, Euronews:
  • Когда мы взлянем на прогнозы на 2021 год, мы видим, что роста в еврозоне будет недостаточно, чтобы компенсировать потери в регионе в 2020 году.
  • Гита Гопинат, главный экономист МВФ:
Читайте также:  Лишение гражданства и ВНЖ: 5 ошибок инвесторов

— Это так. Еврозона вернется к допандемическому уровню только в 2022 году. Этого года будет недостаточно. Отчасти потому, что восстановление было немного сдвинуто, опять же, из-за первого квартала и ограничительных мер, которые вводятся. Все это замедляет активность.

Саша Вакулина, Euronews:

Многочисленные разрешения на использование вакцин и начало вакцинации в некоторых странах в декабре вселили надежды на возможное прекращение пандемии. Но как это медленное внедрение вакцины, которое мы наблюдаем, могло отложить восстановление еще больше по сравнению с тем, что вы только что сказали.

Гита Гопинат, главный экономист МВФ:

— Наше исходное предположение для еврозоны состоит в том, что к концу 2021 года население получит коллективный иммунитет за счет прививок. Но опять же — если этого не произойдет и ситуация резко замедлится — это, конечно, отрицательно скажется на наших перспективах.

В январе индекс потребдоверия в США упал сильнее прогноза — до 68,8 пункта
IFX — 14.01.2022

Индекс потребительского доверия в США в январе опустился до 68,8 пункта по сравнению с 70,6 пункта месяцем ранее, свидетельствуют предварительные данные Мичиганского университета,…

За 11 месяцев рост экспорта черных металлов из РФ составил 11,7% — ФТС
IFX — 14.01.2022

В январе-ноябре 2021 года экспорт черных металлов из РФ вырос по сравнению с аналогичным периодом 2020 года на 11,7% — до 39,5 млн тонн, следует из материалов Федеральной…

Тариф «Платона» с 1 февраля будет повышен на 20 коп.
IFX — 14.01.2022

Тариф госсистемы взимания платы с грузовиков массой более 12 тонн за проезд по федеральным автодорогам «Платон» с 1 февраля 2022 года будет проиндексирован на 20 копеек: с текущих…

Предупреждение: Fusion Media

Крах Европейского союза уже скоро. Какие страны выйдут из ЕС первыми?

?

matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote, 2020-04-25 19:00:00 matveychev_oleg matveychev_oleg 2020-04-25 19:00:00 Categories:

  • Финансы
  • Экономика
  • Политика
  • Cancel

Экономика ЕС и стран еврозоны в 2022 году

В статье рассказывается о том, какие страны и по каким причинам больше не заинтересованы в нахождении в Европейском союзе с его жесткими экономическими и политическими странами

Еще лет 10 назад вопрос о том, развалится ли Европейский союз, выглядел попросту смешным, а то и вовсе неуместным. Но после выхода из ЕС Великобритании никто уже не смеется.

Наоборот, руководство некоторых стран вполне серьезно подумывает о том, а не выгоднее ли будет стать снова независимыми и вершить свои экономические и политические дела подобно Швейцарии, Норвегии или Исландии, которые в ЕС не состоят?

Ну, страны, которые никогда и ни за что не выйдут из ЕС – это слабые в экономическом отношении государства Восточной Европы, начиная от Прибалтики и Польши на севере и Греции и Болгарии на юге.

Как ни парадоксально, этим странам очень выгодно иметь слабую экономику, так как именно поэтому они получают миллиарды помощи не только от руководства ЕС, но и гранты от всяких экономическо-политических мировых организаций. Если они перейдут в разряд развитых и сильных, то им самим придется платить другим.

Поэтому с этой стороны Евросоюз защищен более-менее хорошо.

Слабое звено на этом «Восточном фронте» составляет только Венгрия, которая все больше и больше заглядывается в сторону России, желая найти в ней не только богатого экономического донора, но и политического защитника.

Дело в том, что Венгрия всю свою историю практически не знала демократии, за исключением короткого периода 90-х – начала 2000-х.

Сегодня же Венгрия все сильнее скатывается к национализму и даже тоталитаризму, и потому ей гораздо комфортнее было бы в союзе с восточными соседями, в которых тоталитаризм процветает в той или иной степени. Тем более Венгрия так и не перешла на евро, оставив себе свой форинт, потому выход из ЕС, если он случится, может пройти без особенных проблем.

Основу Евросоюза составляют Германия и Франция, в какой-то степени к ним в этом приближена Италия. А вот Швеция, хоть и может считаться развитой экономически и богатой страной, но ее не устраивает очень много правил, которые поставил Брюссель.

Например, Швеция – почти что мононациональная страна, исключение составляют саамы (лопари), коренное туземное население шведской Лапландии, но так как их насчитывается всего 17 тысяч, проблема с ними легко решена и давно уже никакой проблемы не составляет.

Также в Швеции проживает около полумиллиона этнических финнов, но это народ родственный, к тому же пришлый, с ними тоже проблем нет. А вот пускать к себе негров и арабов шведы не хотят категорически.

Учитывая, что шведы также не перешли на евро, в случае с возникновением претензий от Брюсселя они могут легко выйти из ЕС и присоединиться в экономическом союзе к полностью независимым от Европы Норвегии и Исландии, тем более что плодотворный опыт таких союзов у шведов уже был.

Италия также является претендентом на выход из Европейского союза, но только условным.

Хоть эта страна и не является особенным донором отсталых стран ЕС, но все же ей пока что выгоднее иметь единое экономическое пространство с Германией и Францией, а так же Финляндией, откуда она получает некоторые виды сырья без пошлин, особенно лес.

Однако по мере экономического ослабления Германии и особенно Франции перед Италией встал выбор поиска новых экономических союзников. Таковыми могут стать США и Россия. Однако рынок США давно уже захвачен японцами, китайцами и немцами, и Италии на него рассчитывать особенно нечего.

А вот рынок России является очень перспективным, и пока он прикрыт евро-американскими санкциями, на него можно очень легко прорваться. Если Италия выйдет из ЕС, то она может не соблюдать санкции и быстро захватить емкий российский рынок.

Но тут надо поторопиться, потому что если Италия не успеет определиться до снятия санкций, то кода в Россию хлынут американцы, немцы и прочие французы, бодаться с ними за «хлебные» места будет очень трудно.

Франция сегодня, как говорится, находится «на последнем издыхании».

Ее экономика буквально трещит по швам, и на китайском импорте зарабатывать удается все меньше и меньше. Американцы подспудно изгоняют французов со своего рынка, и единственное спасение – рынок российский.

Поэтому Франция, несли хочет хоть как-то поправить свои дела, должна или побыстрее лоббировать снятие санкций с России, или, наплевав на Брюссель, влезть на него, причем надо опередить итальянцев.

Выход из ЕС Финляндии несколько будет затруднен, так как финны успели перейти на евро. Однако перед ними стоит точно такой же выбор, как перед Италией и Францией. Финляндия считается развитой страной, и помощи и грантов от ЕС не получает.

Последние 70 лет у финнов имеется очень положительный опыт экономического сотрудничества с СССР, а потом с Россией, поэтому с ослаблением Евросоюза им тоже не останется ничего лучшего, как просто войти на рынок России, причем следует успеть это сделать прежде, чем это сделают остальные «евросоюзовцы».

Ну, остаются Испания, Германия, Австрия и Бельгия с Голландией. Однако Испания – это отсталая страна, держащаяся лишь на немецкой помощи, Бельгия с Голландией прекрасно обретаются на российском рынке и в обход европейских санкций.

А Германия с Австрией – это страны, которые хоть и имеют в России огромные экономические интересы, но из-за колоссальной упертости (на генетическом уровне) своего руководства будут терпеть до последнего.

И когда все основные игроки ЕС убегут в Россию, они останутся со всякими мелкими восточноевропейскими ублюдками на руках, которые будут требовать от них все больше и больше. Вот тогда и настанет полный конец Европейскому союзу.

Экономика Евросоюза: новое испытание на прочность

Восстановление европейской экономики после кризиса 2008 г. происходило труднее и гораздо более медленными темпами, чем американской.

ЕС потребовалось провести масштабную реформу системы управления зоны евро, настаивать на проведении политики жесткой экономии в государствах-членах, обратиться в МВФ за кредитом для Греции — и это лишь неполный перечень мер, направленных на сохранение зоны евро в полном составе и поддержание экономического роста. Тем не менее достичь докризисных темпов роста ВВП удалось только к 2017 г. Но как до, так и после кризиса темпы роста были низкими и едва превышали 1% в год.

Глубочайшая рецессия с 1945 года

Меры борьбы с COVID-19 привели к серьезным негативным последствиям для европейской экономики. В первом квартале 2020 г. ВВП ЕС сократился на 3,8% и на 3,3% в зоне евро, что является самым значительным падением ВВП с начала такого рода подсчетов в 1995 г.

Читайте также:  Регистрация на рейс через официальный сайт аэрофлота в 2020 году - онлайн, по номеру билета, брони

 Для сравнения ВВП США за аналогичный период сократился на 1,2% в сравнении с предыдущим кварталом. Наибольшее сокращение ВВП наблюдалось во Франции (-5,8%), Испании (-5,2%), Италии (-4,7%), а в Болгарии и Финляндии зафиксирован пусть и мизерный, но рост ВВП на 0,3% и 0,1% соответственно.

В Германии падение ВВП составило -2,2%. Количество занятых впервые с 2013 г. сократилось на 0,2% как в ЕС, так и в зоне евро[1]. Расходы домохозяйств и частные инвестиции сократились до исторического минимума. Ожидается, что экономика ЕС просядет на более чем 7% в 2020 г.

 При наихудшем сценарии и начале второй волны пандемии падение ВВП может составить до 16%. Проблема безработицы затронет, в первую очередь, молодежь, малоквалифицированных работников и работников с временным трудоустройством.

Сокращение объемов продаж в таких сферах как туризм, социальная экономика, развлечения может достигать 70%.  Текстильная промышленность, транспорт, энергоемкие производства и отрасль возобновляемой энергетики также окажутся под ударом.

Экономический кризис, вызванный последствиями борьбы с коронавирусной инфекцией, является симметричным, то есть схожим образом воздействует на экономику государств — членов ЕС, но при этом его последствия для стран вполне могут оказаться ассиметричными.

Вместе с тем симметричный характер экономического кризиса позволит институтам ЕС быстрее разработать и принять общие меры для восстановления экономики.

Одними из первых мер на уровне ЕС стали ослабление ограничений на предоставление государственной помощи бизнесу в государствах-членах и снятие ограничений на величину госдолга, предусмотренных Пактом стабильности и роста, а именно — требование о поддержании уровня госдолга на уровне 60% ВВП.

Правительства государств-членов начали активное бюджетно-налоговое (фискальное) стимулирование экономики, что неминуемо приведет к росту государственной задолженности. По прогнозам Европейского центрального банка (ЕЦБ) совокупный госдолг стран зоны евро может возрасти с 86% в 2019 г. до 103% ВВП  в 2020 г.

В такой ситуации возникает риск значительного роста доходности гособлигаций стран с большим госдолгом, если доверие к ним со стороны инвесторов упадет.

Следствием этого станет невозможность финансирования дефицитов госбюджетов, то есть возникнет ситуация аналогичная той, с которой столкнулись ряд стран (Греция, Испания, Португалия, Ирландия) в разгар кризиса зоны евро. Так, например, ожидается, что госдолг Италии превысит 155% ВВП. Председатель ЕЦБ Кристин Лагард отчасти повторила слова своего предшественника Марио Драги, когда заявила о своей приверженности сохранить единую валюту евро и о том, что ЕЦБ полон решимости использовать весь набор имеющихся в его распоряжении инструментов в рамках своего мандата.

До корона-кризиса ЕЦБ ежемесячно скупал гособлигации на сумму в 20 млрд евро для стимулирования роста цен в еврозоне, но уже 12 марта объявил о начале дополнительных покупок в размере 120 млрд евро ежемесячно в рамках все той же Программы покупки активов (Asset Purchase Programme).

Несколько позднее ЕЦБ принял решение о запуске «Программы экстренной скупки активов в условиях пандемии» (Pandemic Emergency Purchase Programme, PEPP) в размере 750 млрд евро. Главное отличие этой программы от предыдущей в том, что ЕЦБ приступил к скупке коммерческих ценных бумаг нефинансовых корпораций.

ЕЦБ также стимулирует коммерческие банки к предоставлению кредитов бизнесу и населению посредством проведения долгосрочных операций рефинансирования, которые позволяют банкам брать займы у Евросистемы под отрицательную ставку в -0,5% на три года.

Все эти меры направлены, в первую, очередь на помощь странам с высоким уровнем госдолга и рискующим утратить возможность привлечения средств на фондовом рынке для финансирования дефицитов госбюджетов.

Среди экстренных мер по противодействию последствиям кризиса стоит отметить пакет мер, подержанных Европейским советом 23 апреля.

Они включают создание основанной на кредитах систему перестрахования выплат по безработице (Support to mitigate Unemployment Risks in an Emergency, SURE), новую превентивную кредитную линию Европейского стабилизационного механизма для поддержки стран в условиях пандемии COVID-19, а также новый инвестиционный план Европейского инвестиционного банка (ЕИБ). Предполагается, что посредством этих мер получится аккумулировать около 540 млрд евро.

Германия и Франция: пример солидарности

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон решили взять инициативу в свои руки и еще раз выступить в роли лидеров в вопросе поиска способов и средств выхода из экономического кризиса. 18 мая 2020 г.

они обнародовали совместную инициативу, которая предполагает учреждение Европейского фонда восстановления (European Recovery Plan) для стран и отраслей промышленности наиболее пострадавших в результате пандемии коронавируса. А.

Меркель отметила, что «если Франция и Германия придадут стимул данному процессу, то это наверняка будет способствовать выработке решений на уровне ЕС-27»[2]. Предполагается, что ежегодно из средств Фонда будет расходовать около 165 млрд евро в течение трех лет, то есть в общей сложности около 500 млрд евро.

Привлекательность предложения Меркель и Макрона состоит в том, что в настоящий момент от правительств государств-членов не требуется выделения дополнительных средств. Фонд должен стать составной частью Бюджета ЕС, а средства на финансирование проектов будут поступать за счет выпуска облигаций Фонда.

Страны будут получать средства в форме грантов. Погашение облигаций предполагается начать не ранее 2028 г. также из средств Бюджета ЕС пропорционально взносам стран в общий бюджет.

Руководство государств-членов по-разному восприняло эту идею. Так, Австрия, Швеция, Дания и Нидерланды не приветствуют выдачу средств в форме грантов, а Италия считает план недостаточно амбициозным.

Совместное предложение Германии и Франции выходит за рамки просто предложения по финансированию непредвиденных расходов.

Это важный шаг на пути к созданию фискального союза в ЕС, а именно возможности при необходимости объединять задолженность государств-членов и направлять трансфертные платежи в наиболее экономически пострадавшие страны. В ходе совместного выступления Э.

Макрон несколько раз употребил именно термин «трансферты», тем самым указывая на необходимость проявления солидарности и совместных действий для выхода из кризиса. На протяжении долгого времени руководство Германии было критически настроено в отношении возможности разделения рисков возникающих при выпуске общеевропейских облигаций.

Европейская комиссия: больше средств на восстановление экономики

27 мая 2020 г. Европейская комиссия выступила с предложением создания финансового инструмента восстановления экономики под громким названием «Следующее поколение ЕС» (Next Generation EU) в рамках Бюджета ЕС. Привлечь дополнительные средства в бюджет ЕС предлагается за счет временного повышения уровня максимального взноса стран-участниц с 1,2% до 2% ВНД.

Использование вышеназванного инструмента позволит привлечь средств на сумму в 750 млрд евро путем выпуска ценных бумаг. Страны будут получать финансирование через Бюджет ЕС в форме грантов на сумму 500 млрд евро и кредитов в объеме 250 млрд евро. Впоследствии (не ранее 2028 г. но и не позднее 2058 г.

) средства будут возращены в Бюджет ЕС за счет использования новых источников финансирования бюджета ЕС. В частности, речь идет об отчислениях от доходов, полученных в результате торговли квотами на выброс, общем консолидированном корпоративном налоге, цифровом налоге, а также налоге на непереработанный пластик.

Комиссия также предлагает увеличить размер Многолетней финансовой рамочной программы ЕС на 2021–2027 гг. до 1100 млрд евро.

Средства из нового фонда будут распределяться по трем направлениями: поддержка инвестиций и реформ в государствах-членах; «запуск» европейской экономики посредством стимулирования частных инвестиций; поддержка национальных систем здравоохранения. Больше всего средств должно быть направлено Италии — 153 млрд евро, Испании — 149,3 млрд евро, Франции — 58 млрд евро и Польше — 64,5 млрд евро[3]. В целом инициатива Европейской комиссии нашла поддержку среди государств — членов ЕС.

* * *

Несмотря на существенное снижение деловой активности и сокращение ВВП в 2020 г., в ЕС прогнозируется восстановление экономического роста в 2021 г. Так, по данным МВФ рост ВВП ЕС в 2021 г. может составить 5,3%, но достичь докризисных объемов выпуска по оптимистичным прогнозам получится ближе к концу 2022 г.

Однако вряд ли стоит ожидать равномерного восстановления экономик государств-членов. Скорее всего, разрыв в уровнях экономического развития между странами Севера и Юга Европы увеличится.

Потребление будет оставаться на низком уровне из-за угрозы безработицы, стремления населения больше сберегать в условиях отсутствия роста заработных плат и мер социального дистанцирования.

Действия ЕЦБ, направленные на насыщение банковской сферы ликвидностью и скупку государственных ценных бумаг, в среднесрочной перспективе не должны привести к росту цен. Меры, анонсированные германо-французским тандемом и Европейской комиссией, принесут результаты европейской экономике только в случае их быстрого согласования в институтах ЕС и претворения в жизнь.

[1] Agence Europe No 12488, 16 May 2020.

[2] Agence Europe No. 12489, 19 May 2020.

[3] Europe's moment: Repair and Prepare for the Next Generation. Communication from the European Commission to the European Parliament, the European Council, the Council, the Economic and Social Committee and the Committee of the Regions. COM (2020) 456 final.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector