Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?

Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?

Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?

Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?

Западные социсследования показывают, что по менталитету россияне похожи на северо-европейцев. Однако в годы путинского правления у большинства из них произошёл откат в «традиционализм». Значительны пока и отличия в культуре россиян и европейцев.

Главным врагом русского человека на протяжении уже нескольких столетий считается государство в образе служило-карательного сословия.

«Источник добра в русской ментальности – община, сегодня – это близкие и друзья (Gemeinshaft), а зло проецируется на государство в образе чиновничества (ранее – барина, городового и т. п.

); способ действий – «всё образуется», а торжество добра мы мыслим несомненным, но… в будущем («не мы, так наши дети…»)», – пишут социологи.

Естественен вопрос: каковы плюсы и минусы русского менталитета в реализации «прозападных» реформ? Социологи отвечают на этот вопрос: «Немец не полагается на «авось, обойдётся», англичанин или американец ищет справедливости в судах, которые защищают права человека, что фиксированы в Конституции на основе «священного» договора между гражданами и избранными ими властями. Что же касается победы добра над злом, то в западной культуре это зависит от деятельности партий, их представлений о том, что есть добро и что есть зло и, главное, от персональных усилий каждого гражданина».

Ну а далее социологи переходят от теории к практике. Имеются данные статистик с использованием психологических тестов в межкультурных исследованиях. К.

Касьянова применила тест MMPI на российских студентах и контрольной группе пилотов, сопоставляя свои данные с результатами, полученными другими психологами из многих стран. Она нашла, что россияне зашкаливают по «циклоидности».

Это понятие из языка психоаналитиков означает, что россияне не склонны к систематически выполняемой деятельности, которая не зависит от настроения, в отличие, например, от пунктуальных немцев.

Интереснейшие результаты межкультурных исследований были получены Е. Даниловой, Е. Дубицкой и М. Тарарухиной. Они использовали психологический тест голландского социопсихолога Герда Хофштеда, разработанный им в 60-х годах для измерений параметров организационной культуры.

Хофштед выявил этнонациональные особенности трудовых отношений и опроверг верование в универсальную их рациональность. По тесту Хофштеда были изучены 70 народов.

В последние годы проведены массовые тестирования россиян: 1700 респондентов из числа сотрудников энергетических компаний в 23 регионах России и 518 работников крупных машиностроительных предприятий Москвы, Поволжья, Владимирской области.

Энергетики отличаются тем, что в их составе достаточно представлены менеджеры и специалисты новой формации, а вторые (машиностроители) на 90% – обычные российские рабочие.

Какие результаты этих исследований? Оказалось, что датчане, норвежцы и финны образуют один кластер. Дубицкая и Тарарухина назвали это «североевропейским синдромом солидарности».

Англичане, американцы, ирландцы, а также немцы, австрийцы, итальянцы и швейцарцы образовали другой статистический кластер, который был назван «романо-германским синдромом достижительности».

Россия же попала в группу северо-европейцев (к слову, на основе этих результатов видно, что могло бы прижиться в России в качестве политэкономической формации – либерализм англо-саксонского типа, южноевропейский патернализм или скандинавский социализм).

Другую шкалу исследователи определили в лексике менеджмента как «лояльность компании в обмен на гарантии», а в широком смысле это менталитет зависимости от внешней среды либо, напротив, настроенный на собственный ресурс социального субъекта. В логике менеджмента первый – ментальность наёмного работника, а второй – партнёра.

По этому индексу россияне относятся к тем, кто больше ценит гарантии со стороны организации. В целом же они заключают, что российская культурная матрица (напомним, матрица трудовых отношений) далека от романо-германской, и снова ближе к менталитету наёмных работников в странах Северной Европы.

Организационная культура России построена на двух китах: солидарность между работниками и подчинение организации. В шкалах Хофштеда это относится к культуре «феминности» по тестовым пунктам: забота друг о друге, интуиция, ценность свободного времени.

Противоположный полюс «маскулинность» – напористость, рационализм, настойчивость в достижении целей, деньги.

«Подчинение организации в культуре трудовых отношений ассоциируется с общеизвестной чертой русского менталитета – этатизмом, отношению к государству в роли его подданных, не свободных граждан. Практически это означает лояльность существующим порядкам в обмен на гарантии со стороны государства», – заключат социологи.

Система ценностей в России по сравнению со странами Азии, Африки и Латинской Америки, достаточно близка к западно-европейской, «но более консервативна, традиционна, более склонна к порядку, иерархии и менее – к правам и свободам личности». В общем, тут открытия западные и российские социологи не совершили. Интереснее другое: а происходит ли в России трансформация ценностей в последние 20 лет? Есть и на эту тему исследования.

В 1990-е годы произошел заметный сдвиг в сторону ценностей «модерной личности» (интеллектуальная автономия, ценность мастерства), особенно у молодёжи. Однако в период 2000–2005 гг. фиксировалось возрастание гедонизма вместо ценностей развития творческих способностей.

По важнейшим направлениям, произошёл откат назад… культурные предпосылки модернизации ухудшились. По данным мониторинговых обследований, выполненных в 1998, 2004 и 2007 гг. сотрудниками Института социологии, в период с 2004 до 2007 гг.

доля так называемых модернистов сократилась с 26% до 20%, а традиционалистов – увеличилась с 41% до 47% при сохранении доли «промежуточных» (33%).

Признаками модерности авторы считали принятие ценностей индивидуальной свободы, что «совершенно неприемлемо» для традиционалистов и промежуточных в этом вопросе (80% выборки!). «Для них, – пишет М.К.

Горшков, – оптимальна традиционная для России этакратическая модель развития, основанная на всевластии государства, служащего в идеале этой модели выразителем интересов общества в целом и обеспечивающего безопасность как каждого отдельного гражданина, так и общности.

Причём подобная модель воспринимается, скорее, как хаотическое сообщество, где каждый выполняет свою функцию, чем как сообщество свободных индивидов, осознанно выстраивающих разнообразные жизненные стратегии, руководствуясь правами человека, признаваемыми как базовые и государством и обществом».

Итак, приведённые свидетельства говорят о том, что система ценностей россиян «достаточно близка» к северо-европейской, но более склонна к порядку, иерархии и менее – к правам и свободам личности. К тому же в последние годы доля традиционалистов увеличивается.

Однако «культурная составляющая» российского менталитета ещё далека от европейской.

Культурные параметры отношения к исключению в современной России рассмотрены в работах С.С. Ярошенко (отношение к бедным) и И.Н. Тартаковской (гендерные стереотипы и стили жизни). В исследовании Т.А. Добровольской и Н.Б.

Шабалиной отмечена нетерпимость российских респондентов по отношению к самой идее сосуществования с нетипичными людьми.

Респонденты высказали отрицательное отношение к тому, чтобы инвалид был их родственником (39%), соседом по квартире (37%), начальником (29%), представителем органов власти (27%), подчинённым (22%), учителем ребёнка (20%).

Другие исследования демонстрируют, что терпение как составляющая милосердия и гуманизма ценится в постсоветской России всё менее. Так, исследования Н.И. Лапина демонстрируют изменения в структуре базовых ценностей россиян за период с 1990 по 2006 гг.: если в 1990 г.

традиционная ценность самопожертвования находилась на 8-м месте среди четырнадцати базовых, то в 1994 г. она опустилась на 11-е место, а к 2006-у она ещё ниже опустилась в этом списке, всё более уступая таким модернистским ценностям, как независимость и инициативность.

Иная ситуация в европейских странах. Был проведён опрос 135 российских и 98 иностранных (США, Канада, Австрия, Германия) респондентов – студентов, преподавателей и сотрудников университетов. Межкультурное исследование С.А.

Завражина показало, что лишь половина российских респондентов высказалась за оказание помощи психически неполноценным людям (44% считают, что таких людей следует изолировать, 2% – ликвидировать, 2% – игнорировать), в то время как среди иностранных респондентов никто не поддержал идею ликвидации, изоляции или игнорирования людей с ограниченными возможностями, а 98% высказались за оказание им помощи. Обратим внимание – это опрос среди интеллигенции, а что уж говорить о простом народе…

Какие выводы из этого исследования можно сделать? В целом россияне при «благоприятной обстановке» (демократическом правлении, уважении прав личности, интеграции в западный мир) потенциально готовы стать «северо-европейцами» (на уровне тех же финнов, ещё сто лет назад бывших такими же россиянами, и совершивших трансформацию в европейцев за очень короткий по меркам мировой истории срок). Но пока это всё – «журавль в небе». А «синица в руках», реалии нынешней жизни разбиваются о тактику выживания во враждебной среднестатистическому россиянину среде, где единственным спасителем выступает только высшая власть с её эксклюзивным правом на «единственного европейца».

Любопытно, что если вам на улице станет плохо, то, как показал эксперимент, в России вам никто не поможет. Два участника эксперимента, один в российском Санкт-Петербурге, а другой — в американском Майами, имитировали внезапные проблемы со здоровьем в людных местах. В России за полтора часа к больному не подошел никто, в США подходили и предлагали помощь немедленно: не проходило и минуты.

Внимание! Моя коллега, Елена Чуевская, пишет важную вещь: «Эксперимент», указанный в статье, был проведен не просто с нарушениями, но является явно «сфабрикованным». Его условия давно уже разоблачены Антоном Вуйма, кандидатом культурологических наук. Антон провел свой эксперимент и получил совсем другие результаты.

Затем он «связался с авторами исходного ролика и спросил их, как они могли разместить такую дезинформацию. «На что получил вполне конкретный ответ, что у них не стояло цели показать правду, а они лишь хотели доказать, что у нас никто не подойдет. Вначале они изображали сильно больного, и останавливался каждый прохожий и предлагал помощь.

Тогда они изменили стратегию и стали тихо сидеть в углу. Но и тогда к ним подходил каждый 15-й. И наконец, они просто вырезали из видео моменты, где к «больному» подходят прохожие, — рассказал Вуйма. — То есть осмысленно сфабриковали материал так, чтобы выглядело так, что люди в России не отзывчивые.

В США они признают, что такой же эксперимент провалился в Нью-Йорке, никто не подошел. Но когда они повторили его в студенческом городе, обратились к какой-то студенческой организацией за помощью в съемках ролика, то все получилось. То есть ролик осмысленно сфабрикован».

Не только Антон, но и многие другие люди провели альтернативные эксперименты, которые показали отзывчивость русских людей. «»Научное знание требует повторения эксперимента. И я лично повторил этот эксперимент в Санкт-Петербурге, где снимался и оригинальный ролик», — сообщил Антон Вуйма.

Читайте также:  Антигуа и Барбуда: безвизовые страны со вторым паспортом

Он изобразил, что ему стало плохо около станции метро Электросила. По словам Вуймы, в течение 20 секунд к нему подошло восемь человек и предложили помощи. «Причем толпа вокруг меня увеличивался с огромной скоростью и если бы я полежал еще минуту, то там было 30 человек.

Наши люди не просто готовы были помочь, но тут же пытались определить диагноз болезни дать лекарство от него. Тут же создали штаб помощи. Где кто-то вызывал скорую, а другие думали, как меня спасти. И эти люди были с тяжеленными сумками и явно идущие по своим делам», — отмечает экспериментатор».

10 особенностей русского человека, из-за которых в Европе придется несладко

Не любят нашего человека за бугром, ой не любят. По мнению многих жителей других стран, русские шумные, недружелюбные, не знают никакого языка, кроме своего родного, и ведут аморальный образ жизни. От клюквы, увы, не сбежать — ярлыки на нас с тобой навешаны задолго до рождения.

И, надо признать, многие из них — чистейшей воды правда. То, что для нас норма и душевность, для иностранца — страх господень. В основе русского менталитета — богатая фольклорная библиотека, вера и отсутствие личных границ. Забавно, что мы и сами прекрасно знаем свои сильные и слабые стороны.

Но 33 еще нет, и можно немного поваляться на тепленьком.

Многое досталось нам в наследство от Союза, что-то приобретено после падения занавеса, а что-то и вовсе особенность характера конкретного индивидуума. Но все это в совокупности приводит к тому, что за границей мы часто ведем себя как животные, сами того не осознавая.

Да, не одни мы ведем себя вызывающе, но какое нам дело до других, когда в своем глазу бревно размером с твою бывшую? Но сегодня мы постараемся его вытащить.

Вот тебе 10 особенностей нашего менталитета, из-за которых русского человека часто не считают достойным членом развитого общества.

1. Зависимость от чужого мнения

«Сын маминой подруги» вырос как раз из этого. Мамы всея Руси очень боятся осуждения своего чада посторонними. И ты, и мы не раз от чего-то отказывались из-за «а что люди скажут?». Из-за этого в России ранние браки, темные тона в одежде и полное отсутствие толерантности как таковой.

Черная «Волга» с нарушителем однообразия до сих пор сидит в наших головах, и пока любая бабушка на лавочке может высказать тебе все, что думает о внешнем виде, нормах морали и воспитании детей, Совок никуда не денется. Ты и сам не раз осуждал одноклассника с собственным стилем — признай.

За рубежом никто не любит, когда ему указывают как жить.

2. Грусть и тоска

Достоевский умер, а тоска осталась. Это механическая реакция русского человека на происходящее вокруг. Разруха, нищета, призрак 90-х… Мы привыкли думать о плохом гораздо больше, чем о хорошем.

Наступив кому-то на ногу скорее подумаем о разбросанных повсюду конечностях, чем о собственной неловкости. И мы верим в то, что ничего не решаем в своей стране — такой пессимизм никому не по душе.

Россия для грустных, и грусть у нас во всём: в спорте, в споре, в стиле.

Даже улыбка вызывает подозрения: чему радоваться, когда вокруг тебя хрущевки на ладан дышат, а единственные люди, которые могут управлять этой страной, работают в Uber.

Улыбка — признак неискренности (или сумасшествия), а для русского человека охотнее принять спор, отказ или оскорбления, чем ложь. Улыбка только для своих, один из способов выражения расположения.

Покроешь матом — свой человек! Улыбнешься — хочет что-то спереть или облапошить.

Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?

3. Слепой патриотизм

«За нами сила, потому что мы русские!», «Мы — русские! С нами Бог!» и прочие мотивирующие футболки в изобилии на любом черноморском побережье. А вот почему Россия такая великая, мало кто уже и помнит.

Да, мы занимаем первые места в рейтингах — по детским [Роскомнадзорам], например. Если ты русский, то априори лучше бездуховных пиндосов. Мы любили Задорнова, но в последние лет 10 старик явно поехал кукухой.

Никто не спорит, что Россия — страна могучая и со славным прошлым, но выдавать дела минувших дней за стабильность как минимум глупо. Россия — великая страна, и мы ее любим, но это лучше доказывать приличным поведением и вежливостью, а не криками, дурацкой одеждой и агрессией.

Мы же так радушно встречаем иностранцев и так им рады, зачем же пугать их и отвращать от родины, добивая и без того корчащийся в муках туризм.

Любить свою страну и отечество — патриотично. Но патриотизм не подразумевает национальное превосходство — это немного другая опера, и закончилась она 70 с небольшим лет назад.

4. Лень и страх инаковости

Мы ждем перемен, верим в светлое завтра, которое вот-вот наступит, верим, что добро победит зло, но попозжа. А что сами сделали для этого — загадка.

Чтобы внести свой вклад в преображение страны, надо выпендриться, а у нас так не принято. Как и высовываться. В равноправие и свободу мало кто верит; все всеми заранее решено, и обычному человеку дано родиться, жениться, взять кредит и не дотянуть до пенсии, скончавшись в офисе у кулера.

Это одна из скреп: недоверие к государственному аппарату и жизненному укладу как норма и стабильность, обыденность. Это предубеждение и удобное оправдание тому, что и делать ничего не надо — не выйдет. Заранее известно, что обманут и не сдержат обещаний, что ты никто и звать тебя никак.

Но мы слушаем и верим блогерам, сомнительным активистам, правозащитникам и анонимам в сети. Парадокс, не иначе.

5. Местничество и кумовство

С этим боролись столько, сколько стояли Киевская Русь, Царская Россия, Союз и Российская Федерация. Пристроить отпрысков на теплое местечко — норма. Все это понимают и признают. А скажи об этом в Европе — у людей волосы дыбом встанут (везде). Кто знает, какой бы была Россия, если бы рабочие места занимали люди с достаточной квалификацией и желанием. Но хуже не было бы точно.

Принцип «рука руку моет» никто не отменял.

Да и разве ты , оказавшись на таком же месте, не попытался бы обеспечить себя и свою семью по максимуму? Это сидит в подкорке благодаря СМИ, масс-медиа, а новое поколение политиков и бизнесменов вовсе не скрывает своих намерений. Впрочем, на ПМЖ в Европу они и не собираются — достаточно иметь там дачу, чтобы периодически выбираться с семьёй на шашлы…, кхм, простите, на барбекю.

6. Эксплуатация жалости

«Помогите Алешеньке на операцию!» — картина маслом в любом трамвае любого города России. Забавно, что с такими картонками чаще всего ходят бывшие любительницы «Ягуара» и сигарет с ментолом.

Эксплуатация жалости — удобный способ оставаться на плаву и не менять привычный образ жизни, решать проблему за чужой счет и перекладывать ответственность на других.

Выглядит как план: сотворить невероятную глупость, сложить ручки, пустить слезу в эфире «Пусть говорят» и собирать сливки с сердобольных.

Выставлять свою беду напоказ не считается зазорным. Наоборот, это «преимущество», ядро условной рекламной кампании. Извлечение выгоды из своего несчастья можно даже русской смекалкой обозвать — суть не изменится. Зачем напрягаться и адаптироваться к новым условиям, ведь у нас принято пожалеть и помочь.

А тех, кто проходит мимо, «негодяями» клеймят в разы чаще, чем самих «сирых и убогих» — еще бы, сердца у таких нет. И всегда будет тема для разговора: «Вон Светка пошла, в мехах вся — от кобелей ее, небось, подарки. А мимо попрошайки прошла и даже монетки не оставила, стерва!». В России жалость возвели в абсолют.

По федеральным каналам нас кормят жалостливыми историям 14-летней матери десятка-другого детей, но вот про заводы для частично недееспособных ни слова, а ведь они есть, как и курсы профессионального образования для вот таких вот юных любительниц рожать.

И с каких пор стало модным на всю страну трубить об изнасиловании, а потом собирать донаты на стримах?

7. Патриархат головного мозга

Кто в доме главный, все и так знают. Вот только в Европе главных в доме нет — все равны. Потому что и мужчины, и женщины, а порой и подростки работают, учатся и вносят свой вклад в семью.

А между делом у постсоветских женщин, благодаря сильному удару по столу и давлению общества, две полноценные работы: официальная с зарплатой и домашняя — стирка, уборка, готовка, воспитание детей.

И не дай бог ей что-то не успеть.

8. Патологическая тяга к халяве

Скачать фильм с торрента и слушать музыку бесплатно стало частью нашего национального менталитета. И никто даже не думает о том, что именно наше финансирование позволяет создателям контента и дальше двигать культуру, которую так активно мы потребляем.

Читайте также:  Вена - запланировать индивидуальную встречу в офисе компании

Даже фольклор изобилует примерами: смекалка ставится на пьедестал, а тяжелая работа — она для щук. Не сщучиться нам помогает вера в «бога из машины». Или не из нее, но главное, чтоб не из «АвтоВАЗа» — самим спасать придется.

9. Чрезмерная тяга к душевности и эмоциональности

Чувства русского человека всегда довлели над разумом. Целесообразность воспринимается скорее как «эгоизм» и едва ли не «рвачество». Потому и не принято бросать больных — не по-христиански. Как и женщины, которые ищут обеспеченных и перспективных, но любят убогих и несчастных.

Мы принимаем пьянство, но порицаем психотерапию и антидепрессанты. Ведь пьющий человек — травмированный, у него горе, а кто со своими проблемами суётся к докторам — псих ненормальный и априори должен содержаться в мягкой комнате.

А тот, кто боль унимает медицинскими препаратами, — наркоман, аморал и 100% ещё и педофил, чем черт не шутит.

Ведь нет такой проблемы, которая не решается душевной беседой с соседом за бутылкой водки, палкой «Краковской» и солёным огурцом, правда?

10. Зависимость от царя и героев

Мы не привыкли делать что-то сами. Есть абстрактный некто, который придет и даст правду, а плохим — в морду. Мы не привыкли думать жестко, жертвовать людьми и сами выбирать свой путь — для этого есть фигура далеко и высоко, которую легко ненавидеть. Но и любить тоже: благодаря ей мы еще живы.

Нам проще верить в лидера, чем в самих себя.

Противопоставить себя обществу кажется нереальным. А попытки других (спасибо паранойе!) — акцией этого самого общества, спланированным ходом. Мы не верим в коллективную работу — спорить тоже часть менталитета. Спор для нас как один из способов общения — эдакая изощренная форма, предполагающая и разминку для ума.

А как часто нить, начало этого спора в пылу дискуссии теряются вовсе!

Для того чтобы выжить там, за бугром, можно и не меняться. Но чтобы за этим бугром подняться и вырасти, изменения необходимы. И начать надо прежде всего со своей головы.

С советских времен мы привыкли думать, что наше образование самое лучшее, однако это уже далеко не так.

И даже если мы знаем больше, чем зарубежные специалисты, то заявлять об этом — вершина глупости: в чужой монастырь со своим уставом не лезут.

Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?Имидж нашей страны зависит от нас самих, и если ты окажешься в Европе, Америке, Азии, Африке или еще бог знает где — веди там себя прилично. Так, как хочешь, чтобы вели себя туристы в России. И ставь почаще себя на место других. От этого ещё никому худо не было.

Люди каких национальностей по менталитету похожи на русских?

Ну, во-первых, поспорю с тем, что русские похожи на финнов, норвежцев и разных прочих шведов. Эти народы для русских — просто инопланетяне. Прежде всего потому, что эти страны, главным образом, протестантские. А протестантизм, на мой взгляд, самая далёкая от православия религия. Даже буддизм и ислам ближе.

Общественный коллективизм, говорите? Нет там такого. Для скандинавов, наоборот, характерна охлофобия, то есть страх перед толпой, другими людьми.

Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?

Кроме того, Вы можете себе представить, чтобы в России 90 % умерших людей кремировали, причём, на церемонии не присутствовали бы родственники и половину урн с прахом никто не забирал, как это происходит в Швеции?

Или чтобы российский биатлонист радовался тому, что его коллега по команде промазал и вынужден бежать штрафные круги? Наоборот, наши часто поддерживают даже своих соперников из других стран. А вот норвежец Бьорндален однажды чуть не прыгал от радости, когда другой норвежец — Андресен — плохо отстрелялся.

  • Или чтобы в русской церкви проповедь читал священник, наряженный в костюм лося, как в той же Швеции?
  • Или чтобы так же спокойно российское общество отнеслось к убийству и разделыванию жирафа на глазах у детей, как это случилось в Дании?
  • По-моему, жители протестантских стран по менталитету дальше всех стоят от русских.

Кто же тогда ближе всех? Ближе всех к русским будут, естественно, остальные славяне. Да, существует особенный славянский менталитет, по которому мы узнаём друг друга и благодаря чему поляк легко найдёт общий язык с болгарином, а словак с русским.

Но и среди славян есть те, кто больше всего похож на русских. Может быть, удивлю многих своим ответом. Это поляки.

Так получилось, что я знаю польский язык, могу читать польские форумы, имею знакомых поляков. И вот что скажу: поляки на 90% такие же, как русские. Они так же общаются, так же шутят, на форумах у них всегда такой же с..ч, как у нас. Несколько примеров:

  1. Есть такая книга о польском менталитете «Эти странные поляки». Написана она для англоязычных людей, потому и «странные». Я, прочитав её, подумала, что за исключением нескольких мелочей, всё то же самое можно отнести и к русским.
  2. Поляки очень любят песни Высоцкого, Окуджавы, «Любэ», даже «Ласкового мая», переводят их, поют на разных конкурсах и фестивалях. Любят русских писателей: Булгакова, Достоевского и др.
  3. Книги Иоанны Хмелевской пробовали переводить на немецкий, болгарский, но нигде они «не пошли», её юмор оказался непонятен. И только в России романы Хмелевской издаются миллионными тиражами.
  4. Я играю в польскую игру, общаюсь там с людьми и совершенно не чувствую, что это иностранцы, чужие. Они точно так же помогают друг другу, точно так же общаются, придумывают какие-то идеи и т.п.
  5. Одна знакомая полька рассказала, что однажды ночью выгоняла корову пастись в поле и при этом громко пела песню Расторгуева «Мы пойдём с конём». Вы можете представить в такой ситуации, например, шведку? Я — нет.

Ну и много, много всего ещё, о чём я сейчас не могу вспомнить.

Но увы, эти оставшиеся 10% непохожести, а также сложные, тяжёлые межгосударственные отношения между нашими странами на протяжении многих веков вкупе с антирусской пропагандой сделали из многих поляков наших неприятелей.

Что такое менталитет? Особенности русского менталитета и его формирование

Менталитет — это совокупность умственных, эмоциональных, культурных особенностей и ценностных ориентиров, которые присущи той или иной общественной или этнической (национальной) группе. В словаре Ожегова менталитет трактуется как мировосприятие, умонастроение.

Менталитет предполагает наличие установок сознания, которые включают представления человека о себе самом, своем месте в природе и обществе, понимание окружающего мира. При этом все они не подвергаются логическому осмыслению. Природа менталитета в большей степени связана с подсознанием, определяющим поведение человека.

Сам термин изначально существовал в исторической науке, но сейчас он чаще используется в психологии и социологии.

Менталитет — это часть индивидуальной психики человека, которая формируется в процессе его приобщения к культуре. То есть люди усваивают менталитет своего народа еще в детском возрасте, когда овладевают национальным языком, слушают сказки и колыбельные, адаптируются к бытовым условиям жизни.

Поэтому менталитет можно определить как стереотипы и привычки сознания, заложенные воспитанием и культурными традициями, присущие социально-культурной общности или сословию.

«Менталитет» следует отличать от «ментальности», которая представляет собой совокупность осознанных и неосознанных психологических установок действовать, мыслить и воспринимать мир. Культуролог Андрей Флиер определяет ментальность как «душевный склад, духовный облик, типичный для людей данной культуры, психологические особенности, лежащие в основе обычаев и нравов».

Формирование менталитета

Обычно выделяют четыре фактора, которые влияют на само возникновение менталитета:

  • природно-географические причины
  • социально-исторические аспекты
  • вероисповедание
  • образование

Особое мировоззрение нации формируется на протяжении всей ее истории. Менталитет нельзя относить к внешнему признаку народности.

Что касается формирования определенного типа менталитета у конкретной личности, принято обозначать такие факторы:

  • индивидуальная эволюция
  • мировоззрение родителей
  • биологические причины
  • влияние отдельных личностей: учителей, тренеров, друзей
  • социальные учреждения
  • литературные произведения, кинокартины, иные разновидности искусства
  • СМИ
  • политика государства

Национальный менталитет

Окончательно и вопрос о соотношении менталитета и национального характера до сих пор не решен. Истори Леонид Милов фактически отождествлял поведенческие стереотипы и менталитет, ментальность и национальный характер.

Менталитет народа – это глубинные структуры его сознания, постоянные, стабильные, объединяющие разные исторические эпохи. Общие для всех народов основные общечеловеческие ценности в культуре разных народов приобретают разный смысл, разные акценты, связанные с ментальностью этих народов. Менталитет нации проявляется в ее культуре, языке, придавая ей национальное своеобразие.

Русский менталитет

Русский национальный характер сформировался под влиянием ряда причин:

  • принятия православного христианства от Византии
  • татаро-монгольского ига, следы которого глубоко врезались в память русского народа
  • расположение России между цивилизациями Запада и Востока — это стало глубинной основой ее двойственности

Историк Василий Ключевский отмечал противоречие между трудолюбием и ленью русского нарорда.

Он заметил, что русские привыкли к чрезмерному кратковременному напряжению сил, они могут какое-то время работать на пределе возможностей, но после этого наступает довольно продолжительный отдых.

К слову, русский менталитет предполагает и описанную писателем Иваном Гончаровым «обломовщину» – лень, инертность, стремление к максимальному спокойствию.

Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету? Татьяна Шишмарева. Обломов на диване. 1954

Особое место в жизни и истории русского народа занимает православие, которое оказало влияние на жизненную философию счастья русских — важнейшее значение в ней имеет компонент страдания. Как раз внимание к страданию нашло отражение почти во всей классической литературе XIX века.

Читайте также:  Как получить гражданство канады за инвестиции: требования, документы, оформление, расходы

В большей степени это проявилось в произведениях Федора Достоевского, который считал страдания ценными, потому что они очищают и возвышают человека. Страдать просто необходимо, чтобы стать личностью. После страдания человек становится душевно более тонким, способным сочувствовать и сострадать другим.

Эту же мысль мы находим в трудах выдающегося русского философа Владимира Соловьева. Он пишет о сострадании как жалости. Жалость состоит в том, что человек «…соответственным образом ощущает чужое страдание или потребность, т.е. отзывается на них более или менее болезненно, проявляя таким образом в большей или меньшей степени свою солидарность с другими».

Среди важнейших характеристик русской ментальности принято выделять также преобладание морального сознания над правовым и политическим. С таких позиций русский человек обычно оценивает и любые действия власти.

Русский философ Николай Лосский обратил внимание, что менталитет русских людей обычно строится на борьбе противоположностей.

Прежде всего он отмечал религиозность, которая сочетается с воинствующим атеизмом.

По его мысли, русские хотят действовать во имя чего-то абсолютного, но при этом если они начинают сомневаться в идеале, то способны перейти от сильной богобоязненности и послушания к необузданному бунту.

Среди других противоречивых особенностей русских людей он, как и Ключевский, отмечает страстную силу воли и максимализм, сочетающиеся с леностью и пассивностью.

Кроме того, русскому народу присуща свобода духа, искание высших ценностей и склонность к анархии, нигилизму и хулиганству. Также происходит столкновение исконной доброты с необузданной жестокостью.

Помимо этого, в русском менталитете есть место даровитости, сатирическому складу ума, склонности к самоуязвлению, отсутствию самодисциплины и чувства меры.

Лосский также выделял «слабости» русского характера, которые обычно бросаются в глаза иностранцам. Это небрежность в работе, беспечность, критиканство и отсутствие действия, пьянство, своеволие и попустительство, склонность к абсурдным поступкам и увлечение самобичеванием.

Менталитет других национальностей

Американцы

Среди особенностей американского менталитета обычно выделяют их особенность ведения беседы: идеальный разговор для американца — это обмен мыслями, а не монолог. Они ценят в собеседнике искренность, заинтересованность в теме и умение просто и ясно излагать свои мысли и эмоции.

Американскому менталитету свойственно стремление к личному успеху, который является результатом целенаправленных усилий человека. Уверенность в необходимости действовать основана на идее, что человек должен рассчитывать только на себя.

Еще одна нацио­нальная особенность — готовность действовать. Когда перед американцем появляются различные трудности, он старается безотлагательно предпринять усилия для их разрешения. Зачастую это наносит ущерб анализу самой проблемы, потому что, в отличие от решительности, созерцательность не свойственна американскому менталитету.

Говоря об американцах, чаще всего вспоминают об их стремлении к победе. Американская журналистка Стефани Фол пи­сала об этом: «Победа — основа американской психологии… Любое событие в жизни американца, от выпускного вечера до женитьбы или покупки автомобиля, ор­ганизовано таким образом, чтобы кто-нибудь мог победить или, по крайней мере, обскакать всех остальных».

Кроме того, американской культуре, как и европейской, свойственно линейное восприятие времени: американцы больше сконцентрированы на будущем, а не на прошлом. Один из представителей американского романтизма писатель Герман Мелвилл отмечал, что «прошлое мертво, и ему не суждено вос­креснуть; но будущее наделено такой жизнью, что оно живо для нас далее в его предвкушении».

Испанцы

Иностранцы в первую очередь отмечают, что испанцы превыше всего ценят собственное удовольствие, поэтому для них любое действие, которое не приносит радости, становится почти бессмысленным.

Свою энергию и силы они предпочитают тратить на отдых и веселье, а на работе они, наоборот, никто никуда не торопятся. К тому же в испанской культуре есть такое явление как сиеста — послеобеденный двухчасовой перерыв на сон.

Для испанцев этот закон незыблемый.

Определяющей чертой испанского менталитета называют особенность ставить свои интересы выше других. Вместе с тем среди испанцев редко встречается зависть, а люди не склонны к рефлексии и «самокопанию».

Немцы

Немецкому менталитету свойственно четкое разграничение частного и общественного. Немцы ощущают себя в первую очередь индивидуумами и только после этого — членами какой-либо группы.

Им также свойственно стремление все упорядочить. Поэтому не вызывают сомнений такие черты немецкого менталитета, как дисциплинированность и работоспособность.

К тому же немецкой нации свойственна законопослушность. Философ Иммануил Кант в числе прочих достоинств его народа отмечал способность легче других подчиняться правительству, под властью которого он живет. По его словам, немец не размышляет над уже установленным порядком и не пытается придумать новый.

Немцы легко переселяются, им не свойственна страстная привязанность к родине. В то же время за пределами страны они объединяются в группы, которые отличаются чистоплотностью и бережливостью.

Русский характер и западный менталитет

?

За державу обидно… (owwwod) wrote in za_dergavy, 2021-09-11 19:32:00 За державу обидно… owwwod za_dergavy 2021-09-11 19:32:00 Categories:

Мы часто слышим, что у людей в России и в странах Запада разный менталитет, но не всегда понятно, что имеется в виду, давайте разберемся.

Менталитет — термин от латинского слова «mens», что в переводе означает ум, образ мыслей, склад ума, можно сказать, что “национальный характер”, т.е. — сложившиеся эмоционально-психологические нормы поведения человека в обществе.

Мы русские, и они не русские: 8 главных отличий )) Рис. из открытого источника.

  • Начнем с русского характера, хороший стих на эту тему есть а Алексея Толстого:
  • Коль любить, так без рассудку,
  • Коль грозить, так не на шутку,
  • Коль ругнуть, так сгоряча,
  • Коль рубнуть, так уж сплеча!
  • Коли спорить, так уж смело,
  • Коль карать, так уж за дело,
  • Коль простить, так всей душой,
  • Коли пир, так пир горой!
  • О загадочной русской душе много говорят на Западе, но сами русские люди свой национальный характер никогда загадочным не считали.

Сначала об отличиях, которые бросаются в глаза:

  • у русских не принято незнакомому человеку просто так улыбаться, улыбка — это знак симпатии, русские обычно улыбаются тем, с кем знакомы, или если кто-то понравился. Улыбка незнакомому человеку считается неискренней, притворной;
  • американцы (как типичные представители западного типа) не рассказывают анекдотов, там у них приняты простые шутки;
  • американцы, даже девушки, никогда не станут наряжаться, чтобы просто пойти в магазин, пойдут в какой-нибудь мятой футболке, это нормально;
  • американцы часто ходят дома в обуви, в которой только что ходили на улице, мягкие домашние тапочки там встречаются реже, чем у русских;
  • русские присаживаются “на дорожку”, американцы так не делают”;
  • русские желают с “легким паром”, американцы не понимают, зачем это говорить, после выхода из сауны;
  • русские иногда произносят длинные тосты, вероятно, сказалось, что среди русских жило много грузин, у американцев тосты короткие, типа “Cheers!”, а то и вообще пьют молча, без тостов;
  • американцы на вопрос “Как дела?”, говорят, например Great, не пускаясь в пространные рассуждения;
  • главный праздник у американцев — это Рождество, а у русских — новый год;
  • у русских в гостях принято сидеть за шикарно накрытым столом, есть, пить и разговаривать “по душам”, американцы говорят на нейтральные темы, часто “на ногах”, закусывая выпивку бутербродами, в лучшем случае это будет барбекю;
  • американцы редко приглашают к себе домой в гости друзей, предпочитая встречаться в каком-нибудь ресторане
  • у американцев не принято жить с родителями, взрослые дети постараются побыстрее съехать и жить отдельно, своей жизнью.
  • у американцев показателем статуса является прежде всего район проживания, а русских это может быть машина, часы, одежда и проч. мелкие признаки.

Теперь о более глубоких отличиях:

  • американцы большие индивидуалисты, а русские больше ценят коллектив;
  • русские люди больше склонны к внутреннему самосовершенствованию, а не внешнему материальному успеху, как американцы;
  • русский человек стремиться к добродетели, а американец и европеец к успеху и — к богатству.

Россия, расположенная между Востоком и Западом, вобрала в себя все самое лучшие из обоих традиций, и получилось что-то новое, свое особое общество, имеющее черты как западного и восточного обществ, так и свои самобытные черты.

Почозерский погост. Архангельская область.

Огромная площадь территории страны и характерные русские просторы не могли не сказаться на русском характере, который на Западе называют “загадочная русская душа”.

У русских людей издревле всего было много: земли, разнообразных природных богатств и меняющихся природных условий.

Россия — это большая, преимущественно северная, страна с суровым климатом. Москва расположена 55°45'07″ северной широты, это даже севернее канадского города Эдмонтона, расположенного: 53°33′00″ с.ш.

Например, американский город Нью-Йорк (40,71 с. ш.), расположен примерно на широте итальянского о. Сардиния, расположенного в Средиземном море. Калифорнийский город Лос-Анджелес имеет координаты (34.

11°), что даже южнее североафриканского города Тунис (36.81°).

  1. Суровый российский климат, также оказал свое влияние на формирование российского характера.
  2. Мороз требует экономно расходовать силы для выживания, делает людей более спокойными, чем южане, более суровыми и замкнутыми.
  3. Эти природные особенности заложили основу психологии русского человека, привыкшего к стойкости и терпеливости и способного мобилизовать силы в не длительный период хорошей погоды, когда, например, надо было собрать урожай.
  4. Бескрайние русские просторы и изобилие природных ресурсов сделали душу русского человека широкой и хлебосольной, склонной к радушному гостеприимству.

Причем под словом “русский” я имею ввиду не просто титульную национальность, а принадлежность к великому народу, населяющими Россию. За границей и белорусов, и татар, и евреев и мн. других, если они из России, называют русскими.Источник

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector